Новости Автоспорта

Рудской: «Гидронога провалилась в песок полностью!»

12 января 2018 г. 1:22 1995 0

Сегодня российские участники успешно преодолели девятый спецучасток ралли-марафона Africa ECO Race. А вот вчерашний день принёс им массу проблем – на восьмом этапе застряли и потеряли много времени лидер гонки Владимир Васильев, и пилот Suprotec Racing Андрей Рудской. В какой-то момент экипаж Рудской/Загороднюк и вовсе оказался в ситуации, когда даже гидроноги, которым оснащён их прототип, не смогли им помочь. По итогам девятого этапа Андрей рассказал о событиях двух прошедших дней.
 
«В среду мы проехали 436 боевых километров по замечательным просторам Мавритании. Эти просторы стали немножко меняться, потому что мы уходим дальше на юг и вчера зашли дальше в Сахару.
 
Первый песок сегодня был быстрый и мягкий. Мы обогнали там одну багги – стартовали мы пятыми и шли замечательно на четвёртой позиции. Всё у нас было хорошо – до 256-го километра где начались пески – вторые за день и первые серьёзные…
 
Мы ехали-ехали на том давлении шин, на котором стартовали, до тех пор, пока не наткнулись на одну достаточно высокую дюнку с резким и достаточно глубоким сбросом. Туда мы прилетели неожиданно, а внизу оказалось очень зыбко и вязко – настолько, что мы не смогли оттуда выехать даже на второй передаче. Попытавшись сдать назад мы проехали один метр и закопались.
 
Естественно мы начали оттуда потихонечку вылезать, но получалось у нас как-то не очень хорошо. Поднимаешься гидроногой, Женя подсыпает песочек – ты вроде бы находишься на поверхности – проезжаешь два, максимум три метра и тут же вязнешь. Здесь мы сдули колёса достаточно основательно.

Это был так называемый "camel grass" где невысокие дюны расположены в хаотичном порядке, с острыми сбросами, большим количеством ловушек и разной структурой песка

В этот песок к нам приехал Жерар де Рой. Он соскочил с дюнки, въехал в очень вязкий песок и тоже застрял. Но это надо было видеть – эта махина секунд за 15, пошипев сдуваемыми колёсами, включает все блокировки, очень бодро сдаёт назад, при этом делая в песке колею сантиметров пятьдесят. Не меньше. Он пробивает это всё своей массой, с одного раза накатывает себе "рельсы" и спокойно уезжает оттуда.
 
Мы тоже достаточно быстро сориентировались. Подложили сэндтраки, вышли на более твёрдую поверхность и поехали дальше.
 
Давление в колёсах у нас было достаточно сильно снижено, мы понимали, что километров через сорок нас ждут следующие пески. И они оказались настоящим ужасом!
 
Это был так называемый "camel grass" где невысокие дюны расположены в хаотичном порядке, с острыми сбросами, большим количеством ловушек и разной структурой песка. Внизу и на некоторых боках песок настолько зыбкий и вязкий, что когда мы, проехав восемь километров этого участка трассы, не доехали всего три километра до выезда из песка и застряли, ударившись о мощный пучок травы, левая гидронога провалилась полностью!

Гидронога у G-Force BARS выезжает сантиметров на 80, а то и на метр! То есть – с учётом клиренса – гидронога ушла в песок сантиметров на 50-60. Это был ужас, я себе такого и представить не мог. Когда мы начали её поднимать, она не смогла подняться – оттуда потекла жидкость. В общем мы там прилипли надолго…
 
Было обидно, потому что мы объехали де Роя, объехали копающего Васильева, объехали всех, кроме Серрадори – он прошёл всё это раньше. Мы сильно расстроились.
 
Тем не менее благодаря Жениной смекалке и умениям мы справились с гидроногой  – разделили её на две части и кое-как затолкали назад, при этом сломав лопату. И, наверное, через час мы двинулись дальше…
 
Спустили колёса ещё ниже, проехали эти три километра, потом подкачали и помчались на финиш. За 35-40 километров до финиша увидели экипаж №223 – бельгийскую Toyota – они вроде как просили попить. Мы остановились и выяснилось, что они "обсохли". Вода им была не нужна, было нужно топливо. При всём желании топливо из нашего бака не выкачать, но мы решили помочь. Зацепили их за собой и начали тащить. Тащить их было тяжело, потому что началось песчаное русло рек и к тому же переход с песка на камни, извилистый, через две горы. Машина грелась, мы ехали на второй и третьей передаче, медленно. Кое-как дотащили их до финиша.

Сейчас у нас восьмой результат – без учёта тридцати призовых минут

Интересно, что мы как раз у этой команды два дня назад покупали топливо. Причём хотели они продать очень дорого, а мы торговались на "просто дорого". Но выбора не было и мы купили по цене раза в три дороже, чем эта бочка стоит в России. Я был крайне удивлён, как пилот объяснил ситуацию – по его словам вся проблема в том, что продав нам эти две бочки ему не хватило топлива!
 
Это просто смешно. На самом деле я думаю, что он просто не долил топливо – в предыдущий день мы сами заправляли машины, каждый экипаж. Я тоже пытался сэкономить, но моя команда и её руководители настояли – мы залили на 20 литров больше, чем хотел я. И эти литры сегодня нас и спасли, потому что у нас начало заканчиваться топливо, мы переключали баки и доехали на этих двадцати литрах.
 
В целом среда была очень сложной. Вперёд прорвались багги и грузовики. Но мы получили достойный и хороший опыт, понимание.
 
Что же касается сегодняшнего дня – честно скажу, я устал. Это наверное первый день за всю гонку, который мы проехали почти без происшествий – с небольшими происшествиями. Но я устал – видимо накапливается всё пройденное. Тем не менее нас так хорошо встречают на бивуаке, так замечательно здесь всё организовано – благодаря Светлане и Андрею – что вся усталость уходит.

За первые 60 километров сегодня мы пробили два колеса. Первое колесо приказало долго жить километре на десятом-пятнадцатом. Совершенно очевидно, что мы ошиблись с начальным давлением. Не могли знать, что в песках, которые отмечены как "пески-пески" всюду будут камни, которые уничтожали колёса. Поменяли колесо и поехали дальше, а на 61-ом километре закончилось второе колесо. И когда у нас осталась одна запаска, а впереди почти целый спецучасток – 280 боевых километров – мы решили накачаться. Это отняло какое-то время, мы подняли давление по всему периметру и двинулись дальше.
 
Ехали без приключений – не сильно быстро, не сильно медленно, спокойно. На CP2 остановились, чтобы сделать отметку. Замечательный человек указал нам место куда надо поехать по целине. Мы подумали: «Да, отлично вообще». Но они сделали CP2 в таком месте… Это был подъём и мы не смогли тронуться! Мы поднимались, Женя подсыпал песочек и только с третьего раза тронулись и уехали.
 
Проехали какое-то расстояние и я понял, что впереди у нас пески и надо сдуваться. Мы остановились и начали снижать давление спереди и сзади. Поехали дальше достаточно спокойно и тут нас обгоняют две Т3. Я ещё подумал: «Молодцы, как быстро едут в песках». И мы за ними увязались, очень хорошо было – Т3 были как два светлячка. Они нам показывали где сбросы, мы отдыхали, ехали не напрягаясь. И так мы проехали километров 60.
Но на 240-м километре перед нами встал выбор – либо идти по срезке по меньшим дюнам, но получать полчаса пенализации, либо получать призовую точку, не получить пенализации и получить минимум 30 минут бонуса от организатора. Естественно – мы парни бравые – мы пошли на призовую точку.

По дороге видели два засевших грузовика. Когда наши Т3 увидели копающуюся по самое не хочу багги, то обе остановились. Но нас это не остановило и мы помчали вперёд. Жёстко, тяжело, но аккуратно и мы взяли призовую точку и двинулись на выход. Было непросто – двадцать жёстких и непредсказуемых километров.
 
Самое опасное в этих дюнах – они непредсказуемы по направлениям. Ты можешь подняться наверх и тут же либо упасть вниз, либо уехать направо или налево. Другой дороги никакой нет. Кроме этого – особенно в низине при подъёме – очень вязкий песок. Мы на давлении 1,4 на CP2 не смогли тронуться. Останавливаться  было категорически нельзя, мы не теряли скорость ни при каких обстоятельствах.
 
В целом последние две трети этапа нам дались лучше, чем первая треть. Сейчас у нас восьмой результат – без учёта тридцати призовых минут. Пенализация у нас уменьшится на полчаса и завтра нас ждёт хорошая стартовая позиция. День будет не легче, а сложнее предыдущего – больше 400 боевых километров. Готовимся, всё у нас будет в порядке».