Блоги

Шелковый путь. Увертюра

08.07.2016, 11:33 2471 0 Suprotec Racing

 

На территории, прилегающей к стадиону «Лужники», собирается много машин со всего света, чтобы принять участие в этом большом приключении. Этапы чемпионата России в Астрахани или Волгограде казались нам большими событиями. Но, по сравнению с тем, что происходит сейчас в Москве — это просто игра дворовых хоккейных команд по сравнению с чемпионатом мира.

 

Участников бесконечно много. Огромное количество китайских команд, о которых никто из нас не слышал. Они съезжаются целыми дивизиями. Вот, например, Panda Team, которая выстраивает шесть одинаковых автомобилей, готовых к сражению. Вокруг них возится толпа китайских автомехаников. Автомобили, кстати, напоминают BMW шестой модели. Видимо, это образ, о котором команда мечтала. Буквально за углом тянется галерея зеленых палаток, под которыми стоят и вовсе невообразимые машины, страшно напоминающие «Волгу», ГАЗ-21. У них знаменитый зубастый серебряный радиатор, круглые фары в дизайне 50-х.

 

Знающие люди, такие, как Михаил Мулюкин, отсылают нас к китайской компании Faw. Это крупнейший китайский автопроизводитель, который выпускает машины для внутреннего пользования. Эти скромного размера «Волги», как мы назвали их между собой — предмет уважения среди китайцев. В основном, чиновники могут такие покупать.

А если бы вы видели, как китайские коллеги лазают под белорусскими МАЗами, снимая их изо всех сил на смартфоны со всеми конструктивными особенностями! Видимо, однажды мы будем лицезреть очень похожий китайский грузовик. При этом все ведут себя очень дружелюбно.

Была очень атмосферная сценка в итальянской команде. Ее участники сели перекусить, и им вынесли какой-то темно-красный напиток в соломенной оплетке, хлеб итальянского формата. Это был такой полевой, но очень итальянский обед, который внес в происходящее  национальный колорит.

 

Братания между разными командами замечено не было, но нельзя сказать, что все держатся особняком — пространство не слишком велико. Команды со своим транспортом и сопровождающими журналистами начинают между собой перемешиваться, обнаруживать на своей территории чужой прицеп с колесами или автобус с журналистами. Это способствует установлению контактов, хотя дело идет трудно. Вся площадь наполнена разноязыким говором. Наши журналисты пытались спросить китайцев об удивительных машинах, которые они привезли на ралли-рейд. Но пока наши попытки приводили к тому, что мы находили либо китайцев, говорящих по-английски, либо китайцев, знающих что-то о машинах. Обнаружить оба навыка в одном лице не удалось.

 

Антон Воротников использует свои связи самого высшего уровня — организовал интервью с французами. В команде Peugeot-Total присутствует французско-русский переводчик. Это самая грандовая команда ралли-рейда, и у них все организовано по-взрослому: привезли специально обученного пресс-атташе, который проводит все коммуникации через себя, решает, можно ли разговаривать с гонщиками, кому, когда, о чем и так далее. Другим командам тоже не возбраняется привезти с собой такого атташе или белоснежный шатер с напечатанными на нем именами членов экипажа, как это сделали французы. Они здесь действительно царят. Гонки наполовину проходят по их правилам. Французы родоначальники этого вида спорта и лучше других знают, как все правильно сделать.

 

Чтобы удержать полторы сотни участников ралли-рейда и все их обеспечение в рамках разумного существования, нужно решить миллион вопросов: заплатить за обратный конвой, чтобы машины могли вернуться из Китая, проверить наличие всех документов и разрешений на пересечение всех границ, проверить техническое состояние машин, проверить всевозможные приборы и правильно их установить (они очень дорогие, и их потом нужно возвращать). Надо сказать, что в этом процессе нет волокиты или профанации. Все организовано очень хорошо.

С обеспечением безопасности никаких особых впечатлений не связано. Службы работают достаточно корректно. Очень много шлагбаумов и заборов, но все, кто должен через них пробиться в силу своей принадлежности к ралли-рейду, это делают. Если новоприбывающие машины есть в списке, получить пропуск не сложно. Охранники никоим образом не докучают и не «светятся». 

Бывают и забавные моменты. Логистика на территории «Лужников» довольно замысловатая — помимо собственно ралли-рейда, здесь расположен сервисный парк, а на малой арене — все административные службы. Посредине идет какой-то ремонт дорог, и вся территория представляет собой лабиринт заборов. Запомнить нужный поворот и найти дорогу непросто. Зато организованы шаттлы, и заблудившиеся путники могут ими воспользоваться.

 

Машины, выезжавшие из парка, должны были преодолеть все эти запутанные проезды, чтобы попасть к месту, где проходили технические проверки (это когда технический комиссар осматривает автомобиль на предмет соответствия требованиям регламента по безопасности, мощностным ограничениям и т.д.). Обратно им опять приходится пробираться через лабиринт, но уже другой дорогой.

Журналистов — огромное количество. За эти дни еще не удалось увидеть их всех в одном месте, так что подсчитать их очень трудно. Например, от команды Suprotec Racing на весь путь до Пекина аккредитовано 16 человек, включая водителей, которые будут перевозить блогеров и операторов. Плюс есть группа примкнувших товарищей, которые будут сопровождать ралли только в российской части Шелкового пути, то есть, до города Алма-Аты. Технически это российско-казахская часть, но она числится в рамках российского ралли-рейда.

 

Была увлекательнейшая процедура аккредитации журналистов. Она напоминала игру «Зарница»: чтобы получить аккредитацию на четыре журналистские машины, необходимо было пройти штук восемь разных инстанций, получить в чек-листы штампики, установить специфические приборы слежения, получить медицинские справки. Все это проделывала группа людей, которая плохо ориентируется в том, что происходит, причем информация была на трех языках — русском, английском и французском. Аккредитация продолжалась часов шесть и доставила «удовольствие» всем участникам.

 

Участие каждого экипажа в ралли-рейде стоит 17 тысяч евро, каждого журналиста — 3 500 евро, каждого механика  — тоже 3 500 евро. Когда видишь размах всего этого «бедствия», такие цифры уже не кажутся сумасшедшими. Начинаешь понимать, что примерно на 1200 человек — гонщиков, механиков, журналистов, менеджеров — приходится едва ли не столько же людей, которые организуют мероприятие. Они заняты всеми этими регистрациями, бумажками, справками. Целый отряд врачей собирает медицинские данные на случай непредвиденных ситуаций. Огромное количество людей заняты сувенирной форменной одеждой Шелкового пути. В процессе задействовано множество волонтеров. Вся эта организация, конечно, стоит денег.

Несомненно, мероприятие на Красной площади 8 июля будет по-настоящему объемным. Каждая спортивная машина должна будет дойти до Красной площади, подняться на «подиум» и вернуться обратно. Это должно быть грандиозно.

 

Все пока полны предвкушением, еще не произошло никаких технических инцидентов, поломок, сходов с дистанции. Еще не развязалась борьба, все машины еще на ходу, новенькие и чистенькие, и общее настроение ожидания буквально затапливает всю площадь. С другой стороны, этому чувству трудно отдаться, поскольку день заполнен миллионом жизненноважных мелочей — что еще докупить и взять с собой, как распределить вещи по машинам, как за 6 часов зарегистрировать 16 человек на 14 дней.

Все это сопровождается веселой погодой: приветливое московское солнышко вдруг оборачивается грозовой тучкой и ливнеподобным шквалом воды, потом опять солнышко блестит в лужах и свежевымытых машинах.

Завтрашний первый аккорд уже предварен увертюрой подготовки, первого знакомства, приглядки.

 

Та жизнь, что была до Шелкового пути, осталась в прошлом. Люди, которые покинули свои дома, собрались здесь и пока еще проживают во вполне комфортных условиях в центре Москвы, уже находятся в другом мире, в других настроениях, другом режиме существования, в других приоритетах, целях, задачах и ценностях. Значимость того, что кажется нам важным в мире обыденном, на эти две недели теряется. 

Комментарии (0)