Блоги

1913. РОССИЯ. АВТОМОБИЛЬ

28.10.2020, 21:37 658 0 Александр Пикуленко

Больше ста лет назад первые русские автомобилисты на знаменитом русском автомобиле отправились в путешествие по дорогам Империи на «10 тысяч верст по градам и весям родной стороны». Организатором и идейным вдохновителем этого путешествия был кавалер Ордена Святой Анны Андрей Платонович Нагель.

Он был первым в русском автомобилизме вообще и в русской автомобильной журналистике в частности. Молодой служащий Министерства путей сообщения, выпускник юридического факультета Санкт-Петербургского университета полюбил новомодные самоходы и пронес свою любовь через всю долгую жизнь.

Посещая состязания моторов, как тогда называли мотоциклы и автомобили, уже в 1898 году молодой юрист писал отчеты в спортивные издания. А в 1900 году и сам стал редактором и издателем одного из них. Это был журнал «Спорт». А в 1902 году состоялось очень важное событие – выход в свет первого всероссийского журнала «Автомобиль». Через некоторое время Нагель начал издавать приложения к нему, журнал «Двигатель» и «Ежегодник автомобилизма и воздухоплавания». И как-то неожиданно для себя и окружающих Андрей Платонович становится крупным общественным деятелем российского автомобильного сообщества и всемирно известным автоспортсменом.

Он один из основателей Санкт-Петербургского автомобильного клуба и Императорского российского автомобильного общества. В 1900 году он с успехом выступил на гонке Луга-Петербург. А в 1908-м отправился в свой первый длительный пробег Петербург-Париж-Венеция-Петербург на французском Бразье.

В 1910 году Нагель открывает эру Руссо-Балта. И все его последующие успехи связаны с этой маркой. На нем он отправляется покорять Везувий, участвовать в ралли Монте-Карло и Сан-Себастьян. 1913-й – последний предвоенный год, а для него год фантастических автопробегов по Европе, Северной Африке и российской глубинке. К концу 1913 года на спидометре его Руссо-Балта появилась цифра 80 тысяч верст, что для тех времен равно миллионному пробегу современного автомобиля.

Событие, о котором я хочу рассказать, случилось летом 1913 года, когда из Северной столицы стартовал Руссо-Балт Эс24-30. Мы сегодня можем проследить его маршрут, благодаря уникальному литературному памятнику – книге «По градам и весям родной стороны», которую написал полковник Василий Васильевич Гейман – один из членов экипажа.

Он и сам не без успеха выступал в автомобильных состязаниях тех лет, ратовал за распространение автотранспорта в России и, как мы видим, обладал незаурядным литературным даром.

«Предлагаемый читателю труд, - писал Василий Васильевич, - это записки путешественника, исколесившего на автомобиле всю европейскую Россию через деревни и села, по проселкам и грунтам, по тяжелым дорогам, а зачастую и вовсе без них. Автор просит снисходительно отнестись к нему и постараться вместе с ним проникнуться красотой и величием Руси, этой неисчерпаемой сокровищницы всяческого знания и истинной мудрости.»

Вот такие были у нас лиричные полковники, хотя реальная цель путешествия от лирики была далека. «Путешественники имели почти официальное поручение, придавшее интерес нашей поездке. Российское автомобильное общество, желающее провести международный пробег, просило произвести разведку трассы. Едем мы вчетвером. Номер первый Нагель - человек, пожирающий пространства и закусывающий шинами, фанатик автомобильного дела. Также у нас в компании фотограф Оцуп и шофер Александр».

Вся книга Геймана наполнена великолепными образами. «Опять перед нами длинное шоссе, опять жара и пыль. Некоторое разнообразие вносит деревенская детвора. Мальчики отдают честь по-военному, а девочки радостно машут руками. Просто досадно становится, когда видишь живописный уголок Валдайской возвышенности и в то же время своими боками чувствуешь неблагоустроенное, отвратительное шоссе. Вносят разнообразие и попутные городки. Например, Торжок. Сколько ни езживал я в России, а такой дрянной дороги не встречал. Ни от того ли весь город заполнен колесными лавками.

А вот и Первопрестольная. Она поразила меня чистотой улиц и превосходными мостовыми. А все-таки она осталась все та же, точно старая добрая бабушка. Она вяжет чулок и беспрестанно кивает головой, поправляя сползающие на нос очки.»

По Владимирке наши герои развивали скорость 75 верст в час. Но столб на границе Нижегородской губернии ознаменовал для них перемену дороги. «Шоссе поросло травой забвения, стало невозможным, все в рытвинах и ухабах. И, если мы не поломали рессор, так исключительно потому что они были русского производства. Но а дороги в Нижнем Новгороде – это что-то невероятное. Встречается много пьяных, считающих своим долгом вступить в пререкания и доказывающих, что мы не имеем права ехать им навстречу.

 Разговоры тоже случались любопытные. А ходят ли здесь машины? Ходят, часто ходят. Вот в третьем году одна шла да застряла. Это по здешнему называется «часто». На самом выезде из Симбирска на Самару путешественникам пришлось переправляться через Волгу. «Наконец-то мы на том берегу, быстро проезжаем через большое село. Толчок и автомобиль сразу остановился. «Сели» - сосредоточенно сказал Нагель. «Сели», - повторили мы хором. Автомобиль загряз в песке по самое пузо. Надо было вытаскивать его на руках и искать твердую дорогу. Но из-за кустов вдруг совершенно неожиданно вынырнул автомобиль. Мы побежали ему навстречу. Влюбленная невеста не встречает с таким жаром любимого жениха, с каким мы встретили в этих дебрях незнакомую машину. Еще один автомобиль. Ведь это помощь, ведь это конец мучениям и мытарствам. На дороге перед нами предстал род высокого двухместного эшафота, с которого слез солидный человек русской складки в картузе и высоких сапогах. «Так что потрепало вас». Он внимательно осмотрел автомобиль, потрогал шины, заглянул в двигатель. Сразу видно, что человек дошлый и в корне постиг автомобильную науку. Хороша машина, очень хороша, - сказал он. «Вот только ход низкий. По здешним дорогам трудновато. Поглядите как у меня. Я приспособился».

Оказалось, что от его старой машины ничего не осталось. Она была когда-то выпущена фирмой «Аргус», но новый хозяин все в ней переделал, введя множество усовершенствований и приспособлений. Перед нами был человек настоящей русской смекалки и энергии, умеющий подхватить иностранную идею и применить ее так, как нужно в России. «Что же господа, поедемте. Я вам дорогу покажу. Подсоблю, если нужно.» Бог мой, что это была за езда. Наш новый знакомый пер на своем эшафоте, что называется, напролом. Мы мчались по горам как по зеркалу, пробирались через чащу лесную, как дикие вепри.»

В общем, натерпеться нашим героям пришлось немало. «Что же, такое заботливое отношение к дорогам, - восклицал автор в сердцах. Это очень способствует развитию авиации.»

А непролазную грязь Воронежской губернии Гейман назвал эпической.

А после основательных рассуждений о значении автомобиля в народном хозяйстве и военном деле, полковник закончил книгу на лирической ноте: «А ты, старый товарищ, потрепанный невзгодами и бурями, испытанный друг мой, автомобиль. Ты не выдал меня, не посрамил моей веры в торжество техники и ума. Ты заслужил свои лавры».

ДРУГИЕ ЛАЙФХАКИ:

Комментарии (0)