Блоги

Автомобиль и реклама

21.11.2022, 11:51 462 0 Александр Пикуленко

В 1898 году в журнале «Scientific America» появилась первая автомобильная реклама. Она предлагала купить автомобили «Winston». В результате фирме удалось продать 22 автомобиля, что по тем временам считалось грандиозным успехом.

Реклама тогда была не такой, как сегодня, навязчивой и безапелляционной. В недалеком прошлом плакаты и постеры влекли в заоблачные дали и будоражили воображение.

В рекламе образы автомобилей и кораблей нередко соседствовали. В самом начале 20-го века автомобиль лихорадочно искал себя. Он - уже не чудачество богатеев. С этим легковесным образом покончили навсегда. Для него требуется новая опора, основательное, убедительное отождествление, и чтобы его приняли и разделили потенциальные покупатели, люди немалого, прямо скажем, достатка.

Ведь это сегодня автомобили измельчали до пластика, а тогда все было натуральное: медь, дерево, кожа.

И перед рекламными художниками встала неожиданная задача: сопоставить с паровозом? Неважная метафора. Ведь как сказал поэт: «Молчали желтые и синие, в зеленых плакали и пели». По тогдашним правилам в хвосте шумного, дымящего и окутанного паром поезда укором высшему сословию тянулись грязноватые зеленые вагоны третьего класса, в которых плотно набитый трясся простой люд.

И напротив – образ моряка и корабля привлекал не только своей метафоричностью. Они возникали пришельцами из неведомой страны синонимом новизны, предвкушением загадки.

Так что с этой точки зрения морской сюжет в рекламе оказался необычайно выгоден. И ведь не зря морские и воздушные сюжеты использовала в рекламе своих потрясающих машин компания, созданная Вильгельмом и Карлом Майбахами, которая началась с многоцилиндровых моторов для цепеллинов и торпедных катеров.

Заложенная в них мощь и привлекала потенциальных клиентов. Правда существовала одна маленькая препона для развития темы – это шофер. Те, кто приобретал авто, редко сами садились за руль. И даже сделав это, никогда не опускались до обслуживания. Причина не только в финансовой возможности переложить технические хлопоты на плечи наемного работника. Тогдашний автомобиль, как нынешний компьютер оставался вне границ понимания сформировавшегося поколения. И шофер беззастенчиво пользовался зависимостью от себя, нахальничал, верховодил и жулил. Словом, представлял личность, мало привлекательную.

Это стало темой не только газетных фельетонов, но и вполне себе литературных произведений. Все, что из него могла слепить мировая литература в начале 20-го века, как и реклама на службу общества потребления – это некоторый гротескный половинчатый образ. И, если в романе присутствие такого персонажа еще допускалось, в рекламе же точно нет.

Что там шофер? Представьте себе, если выписать рядом с яхтой фигуру вроде боцмана Жданова из рассказов Станюковича, не любящего и боящегося моря. Тогда как наш герой, отчаянный малый, сотканный исключительно из достоинств.

Собственно с чем еще рядом изображать автомобиль, такой яркий символ личной свободы, как ни  с величественным океанским лайнером или роскошной белоснежной яхтой. А если на фоне подводной лодки, таинственного и грозного, но такого романтичного оружия грядущей войны моторов?

20-й век вступал в самые роковые свои десятилетия легкой походкой. Как взбегает по трапу капитан под взглядами вставшей во фронт команды. Щеголеватый, одетый весь в белое, стройный и хорошо сложенный блондин лет под тридцать, красивый с самоуверенным лицом с шелковистыми усами и бакенбардами. И как описано у того же Станюковича «торжествующая, победоносная улыбка играла на его лице».

Очень похожий образ возник на рекламных афишах, благодаря стараниям американского художника-плакатиста Джозефа Кристиана Лейдендекера, подозревавшегося в том, что он списывал черты своих героев с предметов собственных увлечений. Скрытый эротизм лейдендекеровских мужчин пришелся удивительно ко времени. Эту подачу переняли не только собратья по цеху, но и замечательный мастер неореализма Рокуэлл Кент, полотнами которого, как и им самим, так восхищались в советское время.

Хотя обычно происходило наоборот. Создатели автомобильной рекламы частенько заимствовали изобразительные приемы у Густава Климта, Анри Тулуз-Лотрека и Казимира Малевича.

Однако с другой стороны и живописи в эпоху моторов предстояло отряхнуть с полотен сонную созерцательность и парадную напыщенность. Наступило время искусства, созвучного прагматическим требованиям общества товарного потребления.

Именно своей предельной конкретикой располагает к себе искусство рекламного плаката. Тут не натянешь сюжет. Корабль, паровоз, автомобиль, аэроплан обладают предельно строгой эстетикой. Не обобщить, не замаскировать. Зато сколько мощи, сколько полета.

Кто из нас не зачитывался произведениями Станюковича, Новикова-Прибоя,  Конецкого  да и Покровского наконец.

Так могучая энергетика маринизма помогала продвинуть на рынке не только престижные модели, но и вполне доступные, вроде расходившихся миллионными тиражами Фордиков.

И вот ведь удивительное дело, в этой области безусловно требуется предельное знание темы. Творчество морских писателей всегда подкупало отсутствием фальши.

С другой стороны, часто оказывалось, что морские истории востребованы среди тех, кто порой и моря-то близко не видел, не говоря уж об отдыхе на круизном лайнере или плавании на стофутовой яхте.

20-х век начался под рокот двигателей. Мотор породнил стихии. Трехлучевая звезда «Mercedes» символизировала присутствие марки в трех средах: на земле, в небесах и на море.

«Воздух, земля и вода» вторил на великой латыни «Fiat» строчками своего рекламного плаката.

Это сегодня итальянская компания низведена до уровня бюджетных малолитражек. А еще в 30-е годы прошлого столетия она строила парадные экипажи для королей.

Новациями Аньелли-старшего на заре «Fiat» стали конвейер (руководитель компании не скрывал своего увлечения идеями Форда), и повышенное внимание к дизайну. Аньелли одним из первых начал привлекать к работе над новыми моделями профессиональных дизайнеров и профессиональных художников для рекламы. В музее «Fiat» в Турине хранятся рекламные постеры 1900-1950 годов, созданные, к примеру, художниками-футуристами и лидером «метафизической живописи» Джорджо де Кирико. Их с радостью выставили бы у себя ведущие художественные галереи.

 Да и одна ли только реклама сближала автомобиль и яхту? Четырехколесный мир накрыла океанская волна корабельной терминологии. Все эти «флэгшип, торпедо, боттейл и маскот», - все оттуда.

Да, ведь корабелы издревле украшали форштевни фигурками. Они исполняли роль талисманов – хранителей мореходов. Вот так покровитель всех моряков Святой Христофор и перекочевал на пробку радиатора. Хотя в автомобиле маскот имел не только сакральный, но и практический смысл. Воду в радиатор приходилось доливать, и одно дело хвататься за обжигающую пробку и совсем другое за плод воображения Чарльза Сайкса, Фредерика Базена или Рене Лалика.

Современные автомобили все так же продолжают демонстрировать на фоне яхт. Потому что все корабли рано или поздно причаливают к берегу, оставляя сердце в море. Приплывшие вполне заслужили право обрести достойную замену на берегу.

 

Фото из интернета.

ДРУГИЕ ЛАЙФХАКИ:

Комментарии (0)