Блоги

БРОСОК В МОНАКО

16.01.2020, 00:44 7609 0 Александр Пикуленко

30 декабря 1911 года редактор журнала «Автомобиль» Андрей Платонович Нагель и его напарник Вадим Александрович Михайлов на автомобиле Руссо-Балт отправились участвовать в ралли, конечным пунктом которого было Монако. Проводилась гонка второй раз, но интерес вызвала порядочный. Заявились 87 экипажей из девяти стран, включая Россию. Стартовали из десяти городов: Амстердама, Парижа, Берлина, Брюсселя, Вены, Женевы, Булони, Гавра и Санкт-Петербурга.

Для участия в этих ралли на проверенном временем Руссо-Балт поставили двухместный спортивный кузов. Машина стала сразу на полтонны легче. Еще добавили огромный на 120 литров бензобак. Это позволило заправляться через 450 верст. Несложный расчет свидетельствует, что расход этого автомобиля был 25 литров на 100 верст. В систему охлаждения залили спирт и захватили съемные лыжи на передние колеса и цепи на задние. И если цепям нашлась работа, то лыжи как-то не пригодились.

 Стартовали в рождественские морозы (градусник показывал -13) в два часа пополудни. Уже под Лугой спортсмены попали в снежные заносы. Поближе к Риге дело пошло веселее. Участок Тильзит – Кенигсберг вообще промчались. И все-таки делать в сутки четыреста восемьдесят верст было очень тяжело.

В Германии гонщиков накрыл снегопад с ветром. Машина ползла на первой передаче. Более пятнадцати верст в час развивать не удавалось. А во Франции у Безансона стоял такой туман, что не видны были даже придорожные указатели. Как вспоминал Нагель: «Все эти мучения имели конечной целью прийти в Монако первым из всех. И вы можете представить себе мой ужас, когда на контроле в Лионе мне сообщили, что один берлинский автомобилист прошел уже контроль Страсбурга. Здесь началась бешенная гонка. Моя машина могла идти со скоростью 80 верст в час. И на длинных спусках я бензина не жалел. В Авиньоне я несколько успокоился, когда прибыл туда к восьми часам вечера, а телеграммы о проходе Лиона немцем еще не было».

 Но, наверное, самые неприятные воспоминания остались у Андрея Платоновича после Бельфора. Он уже знал, что немец ротмистр Фон Эсмарх на машине Durkopp нагоняет его. А вокруг горы, крутые подъемы и спуски, да и ледок под колесами попадался. Цепи на колесах износились и полопались. Но как всегда выручила русская смекалка. В деревне нашли винодела и уговорили его продать цепи, которыми он связывал на телеге винные бочки. Через некоторое время эти цепи уже плотно обтягивали колеса Руссо-Балта, и ехать стало веселее, особенно на подъемах.

За ними по трассе кроме Фон Эсмарха мчался еще один серьезный соперник Юлиус Бейтлер на Berliett, тоже стартовавший из Берлина. Нагель вспоминал: «Я рассчитывал, что если Бейтлер не нагонит нас на горах Эстерель, так как мы вследствие слишком большой главной передачи медленно шли на подъем, то если я пойду недозволенно быстрым темпом по городам Канны, Антиб и Ницца, то ему уже не догнать меня до Монако. Я облегченно вздохнул только тогда, когда увидел огни Монако, флаги, арки, надписи. Но ведь мог быть обойден незаметно где-нибудь в городе. В последствии оказалось, что Бейтлер финишировал лишь через шесть часов».

В этих ралли прибытие Руссо-Балта первым еще ничего не означало. Распределение мест в общем зачете определялось по сложной формуле. Хотя для российского экипажа главное значение имело то, что он просто доехал. Во всяком случае, автомобиль со стартовым номером 6 и буквой «Р» на овальной плакетке прошел весь путь, а это более трех тысяч верст, на пять дней раньше установленной нормы.

Награждение прошло у дворца князя Монако. Среди призов, полученных российским экипажем, особую ценность имел приз за дальность маршрута. В генеральной классификации Нагель и Михайлов заняли девятое место среди пятидесяти семи добравшихся до финиша.

Долгие годы этот результат был лучшим для наших автогонщиков. А повторить его смог в 1996 году экипаж Васин-Щукин на Opel Astra GSI.

ДРУГИЕ ЛАЙФХАКИ:

Комментарии (0)