Блоги

ГАЛЛЬСКИЙ СТИЛЬ

24.02.2021, 23:54 3633 0 Александр Пикуленко

Во все времена французам удавалось пройти по грани практичности и шарма. А когда это не удавалось, случались революции, низвергались империи, сменялась череда республик.

Так же происходило и во автомобильном мире. Разваливались империи, такие как: Hispano-Suiza и Deiaunay-Beiieville, Delahaye и Bugatti. Рушились республики Facel-Vega, Delage и Voisin.

А ведь когда-то сердца посетителей Парижского автосалона замирали при виде этого сплава торжества и излишества.

Но затем каждая из этих марок совершила свою фатальную ошибку, превратившую ее в музейный шепот.

Автомобиль, как наиболее ощутимое приобретение минувшего столетия, демонстрировал ярко очерченную национальную окраску. Были машины американские, английские, германские и итальянские. А потом пришли японские.

Были и французские. Их как-то сразу узнавали и выделяли. В хрестоматиях по дизайну о них писали: «Французские дизайнеры больше других тяготеют к острохарактерным формам и необычному силуэту». Можно вероятно спорить о красоте, но это уже, действительно, дело вкуса.

Форма здесь предельно остра, силуэт необычен, машина как-будто готовится к прыжку.

Излюбленное занятие экспертов было противопоставлять французские автомобили американским. Миниатюрность против размаха, нюанс против помпезного декора, остроумность в дизайне и конструкции с одной стороны и диктат очевидности и китча с другой.

Столь же разнится американское и французское кино. Автомобиль, кстати, по своей сути невероятно киногеничен. Показательно, что во всех французских лентах «новой волны» на американских автомобилях чаще всего разъезжают отрицательные герои. Вульгарность формы помогает подчеркнуть характер персонажа. Квинтэссенцией этого противостояния можно считать пробы киноактеров Анук Эме и Жан-Луи Трентиняна перед съемками фильма «Мужчина и женщина». Присутствующий в этих кадрах Сitroen DS сразу задает надлежащий настрой. А те, кто вынудил Клода Лелюша заменить выдающуюся модель, чувственные формы которой создал скульптор Фламинио Бертони, на банальный Ford Mustang,   вульгаризировали историю большой, но неудачной любви.

Сначала автомобильной мифологией занялся Джон Стейнбек, слагая легенды об американском автомобиле. Он первый написал про два поколения американцев, которые лучше разбирались в устройстве планетарной коробки передач, чем в устройстве солнечной системы. А уже потом Ролан Барт – один из современных основоположников понятия о мифе, прославил Богиню Сitroen DS. «Наибольший интерес в ней вызывают не материалы, а сочленения. Гладкая поверхность всегда является атрибутом совершенства, в противном случае остаются следы сборки, технической, сугубо человеческой операции. Как хитон Христа был без швов, так и фантастические летательные аппараты выполнены из цельного металла без промежутков». Философа Барта трудно заподозрить в «Product-placement».

 Подобно тому, как мифы меняют среду восприятия, автомобильная оболочка трансформирует среду обитания вокруг нас. Роллан Барт видит это и откликается со всей своей виртуозной способностью весомо рассказать ни о чем.

Вероятно, секрет французского автомобиля тоже следует искать в умении дизайнеров из ничего сделать нечто, сплетать затейливый сюжет из двух-трех линий. В отличие от тех же американцев, которые всячески, каждым обводом, каждой деталью подчеркивают, насколько всего у них много, насколько все дорого и богато.

Одни изобретательны, другие прямолинейны и дидактичны.

Но не сразу французский автомобиль стал таким. Тут следует вспомнить, что именно во Франции еще в конце 19 столетия зародилось промышленное производство автомобилей. Хотя эта инициатива вскоре была перехвачена Америкой и Германией. Критериев долгое время не существовало. И стихотворение Александра Вертинского 1928 года, посвященное роскошному автомобилю Hispano-Suiza: «Ах сегодня Весна Ботичелли, вы во власти весеннего бриза. Вас баюкает в мягкой качели голубая Hispano-Suiza», наверное,   в ту пору могло быть написано и про британский Rolls-Royce, и про бельгийскую Мinerva, и про американский Duesenberg.

Особый французский почерк в автомобилях во всей свое галльской красе проявился в конце тридцатых с возникновением стиля «капля воды». Дизайнеры пустились во многом в метафизические, ситуативные поиски совершенной аэродинамической формы кузова.

Французы всегда были сильны интуицией. А она подсказала, поскорее подчинить иллюзию науке. К этому времени, а на дворе уже стояли 50-е, легендарные роскошные марки прошлого одна за другой прекращали свое существование. В обществе происходила грандиозная переоценка привычных символов. Concord и TGV обретали в глазах французов вес больший, чем дворцы на побережье, бриллианты и меха. Французы дружно скидывали с себя оковы роскоши. Точнее, роскоши в буржуазном представлении о ней, поскольку новой роскошью стал прогресс. Передвигаться быстрее всех в мире, обладать собственной ядерной бомбой и космической отраслью и все так же диктовать миру моду в одежде и еде, и наконец обладать самой главной в наши дни роскошью, смотреть на вещи по-своему с присущим только им шармом.

Французский автомобиль этих времен растворяется в горизонтах абсолютной инженерной логики. Продувка в аэродинамической трубе, расчеты на электронно-вычислительных машинах, дизелизация, использование синтетических материалов, и как венец, легендарная гидропневматическая подвеска Сitroen, ставшая апофеозом всей автомобильной индустрии Пятой республики. Это была безудержная погоня за прогрессом.

А как стала изобретательна реклама. На ней порой не требовалось помещать изображение самого рекламированного объекта. Достаточно стало намека, простой графической абстракции, и даже комикса. И это работало.

 Тогда, непонятно почему, затем наступает затишье. Исследователи истории автомобилестроения затрудняются ответить на этот вопрос. Виноваты ли японцы в своем неудержимом натиске за пределы островов, или после энергетического кризиса 1973 года у покупателей автомобиля иссякло чувство оптимизма. А может быть наступила эра глобализации, в которой все решает возможность собирать машины из более дешевых деталей и предложить выгодную схему кредита.

Исконный французский автомобиль потерялся в новых реалиях. Что скажешь, если компания со столетней историей Peugeot, разорвала давнее сотрудничество с итальянским дизайн-ателье Pininfarina, а заодно высшее руководство вдруг перестало прислушиваться к советам спортивных инженеров. Почитатели марки не вынесли этого удара. Машины Peugeot  вмиг стали некрасивыми и разучились доставлять удовольствие от езды.

После этого как-то потерял лицо Сitroen да и инженерную составляющую тоже. Инициативу попытались перехватить на Renault, но компания уперлась в стену непонимания. Глобальный рынок и партнеры по альянсу не собирались флиртовать с французами. Так что сегодня у французских автомобилей с их шармом, обаянием и непохожестью больше прошлого чем будущего. Или все-таки нет? И французский шарм вернется на следующем витке истории.

ДРУГИЕ ЛАЙФХАКИ:

Комментарии (0)