Блоги

ИСТОРИЯ CADILLAC. КОНЕЦ «ДЕТРОЙТСКИХ ДРЕДНОУТОВ»

19.08.2020, 11:04 1771 0 Александр Пикуленко

Туристы, путешествующие по овеянному легендами федеральному шоссе номер Шестьдесят шесть, на подъезде к городку Амарильо становятся свидетелями необычного зрелища. В нескольких метрах друг от друга, зарывшись передками в землю, торчат десять «кадиллаков» разных лет выпуска.

Странный монумент, своего рода «Стоунхэдж» нашего времени. Знаменитые кили давно проржавели, кузова сплошь покрыты граффити, стекла выбиты.

Это место известно по всей Америке. Оно называется «ранчо Кадиллак». Затея вкопать останки машин в землю принадлежала местному эксцентричному миллионеру, потомственному нефтедобытчику Стенли Марчу Третьему.

В начале семидесятых годов мистер Марч Третий пригласил авангардных художников из Калифорнии, чтобы те забабахали ему нечто этакое. По легенде, каждым из Cadillac» когда-то пользовался сам миллионер, и потом они доживали свой век на задворках его поместья Тоуд Холл. Художники из творческой группы «муравьиная ферма», увидев шеренгу вросших в землю «Cadillac», сразу поняли, что нужно сделать. Впрочем, с других слов, они были куплены на местной автомобильной свалке. И самый дорогой из них обошелся всего-то в двести пятьдесят долларов.

Монумент «Cadillac» стал символом расставания с золотым веком американского автомобиля. Художники завершили работу в разгар первого в истории цивилизации энергетического кризиса. Цены на нефть взлетели, а вслед за ними округлились ценники на бензозаправках. Большим автомобилям, или, как их называли, «детройтским дредноутам», пришел конец.

Отделение «Cadillac» подготовилось к новым вызовам лучше многих. Еще в тысяча девятьсот шестьдесят седьмом году в продажу поступил первый в истории переднеприводный «Cadillac» – это была модель «Eldorado». Отсутствие длинного карданного вала и массивной балки заднего моста экономило килограммы. О топливной экономичности всерьез еще не задумывались, но задел создали хороший.

А дизайн? Автомобиль словно вырезали ножом из огромного куска масла – столь лаконичной и острохарактерной не выглядела ни одна прежняя модель «Cadillac». Прежнему украшательству и стилизации главный дизайнер Стенли Паркер и его начальник, вице-президент «General  Motors» по дизайну Билл Митчелл предпочли сдержанную выразительность.

А в семьдесят третьем, незадолго до арабского нефтяного эмбарго, «Cadillac» созвал на свой полигон почетных покупателей, чтобы те смогли сравнить перспективные прототипы с моделями конкурентов. Кому, как не потенциальным покупателям, решать, как должен выглядеть автомобиль любимой марки? Но покупатель ждал, что из года в год «кадиллаки» становятся длиннее. Как теперь они отнесутся к тому, что завод выпустит компактную модель – европейского размера?

Весной семьдесят пятого такой автомобиль появился. Случайно ли его решили назвать «Seville»? Европейские названия добавляют аристократичности, считали в Америке. Поэтому в кадиллаковской топонимике отыщутся «Kalais», «Biarritz». И вот, наконец, «Seville». Столица Андалусии, поражавшая классиков, от Сервантеса до Лорки, своими контрастами – буйством жизни и аскезой, пороком и святостью, фламенко и корридой. Словно впитав контрасты столицы Андалусии, в новом «Cadillac» сошлись американский стиль и европейский габарит. Название автомобиля, разумеется, не берется с потолка. Учитывается множество факторов – ассоциации, благозвучность, традиции марки, подтекст. Нанимают рекламные агентства, привлекают фокус-группы, используют особую методику. За именем «Seville» стоял ста-страничный отчет, аргументировавший правомерность выбора.

Бескомпромиссный по части комфорта, «Seville» весил на полтонны меньше любого из «Cadillac» – и все благодаря несущему кузову и компактным размерам. Электронный впрыск топлива сделал «Seville» экономичным. Гидроусилитель переменного действия,  гидроопоры подрамника и тефлоновые прослойки в задних рессорах обеспечили ездовой комфорт.

В итоге «Seville» сопутствовал успех, превзошедший самые оптимистические ожидания руководства корпорации «General Motors». Напомним, американский автомобиль переживал не лучшие времена. Один из дилеров в Шерман Оукс, в штате Калифорния, получил сто семьдесят девять заказов в тот же день, когда была представлена новинка. В Соединенных Штатах «Seville» едва ли не опережал по продажам «Мercedes Benz». Притом что речь шла о всей модельной линейке германского концерна, включая машины с дизелями. В свою очередь, привезя «Seville» в Европу, «Cadillac» в первый же год удвоил свой экспорт!

Энергетический кризис давал о себе знать. В тысяча девятьсот семьдесят шестом году истинных поклонников марки потрясло известие о прекращении производства открытых автомобилей. В последней вспышке ностальгии американцы купили четырнадцать тысяч «Cadillac» с откидным верхом, на шестьдесят процентов больше, чем в семьдесят пятом году. Проводы «последнего из славной породы», «Cadillac Fleetwood Eldorado Convertible», были обставлены с максимально возможной пышностью, с учреждением комиссии и оглашением меморандума, подобающего грустному событию. Двести заключительных коллекционных образцов – белого цвета, с белым салоном с красной прострочкой и белым же откидным верхом, снабдили памятной табличкой на приборной панели.

«Автомобилестроение, - заметил могущественный профсоюзных лидер Дуглас А Фрейзер, - переживает период невосполнимых потерь и коренных перемен. Мы движемся прямым курсом к выпуску маленьких машин».

Насколько мал может быть «Cadillac»? Этого, понятно, никто не знал. Появился новый, переднеприводный уже «Seville» с неуклюжей задней частью, словно смятой при аварии. В тысяча девятьсот восемьдесят втором году вышла субкомпактная модель «Cimarron», четырехцилиндровая, переднеприводная, на основе всемирной платформы «J-Car». В Европе такой же автомобиль назывался «Opel Ascona», в Австралии – «Hoden Commodore». Американский покупатель находил в «Сimarron» черты дешевых «Chevrolet Cavalier» и «Pontiac Sanbird». Экономия с «Cimarron» нанесла “Cadillac» удар посильнее новоявленных японских конкурентов. Как следствие – сокращение продаж, закрытие заводов, увольнение служащих.

Шеф-дизайнер «Cadillac» Ричар Раццин тогда заявил: «Уменьшение размеров автомобиля разочаровало большинство, чувствовавшее, что «Cadillac» отказывается от основы своего успеха – размеров».

ДРУГИЕ ЛАЙФХАКИ:

Комментарии (0)