Блоги

ИСТОРИЯ «CADILLAC». МАСТЕРСТВО – НАШЕ КРЕДО

15.06.2020, 12:46 1225 0 Александр Пикуленко

Любая автомобильная история рано или поздно неизбежно превращается в рассказ о людях, создававших эти машины. Характер личности отпечатывается на бесстрастном металле подобно тому, как следы динозавров – в доисторических окаменелостях.

Генри Лиланд.

«Качество было его Религией», - так отозвался о нем глава корпорации «Дженерал Моторс» Альфред Слоун.

Поняв, что без мудрости Лиланда никуда, партнеры по предприятию назначили заслуженного механика главным управляющим. Пуританин и педант, Лиланд привнес в автомобильную отрасль методы оружейников – строгие допуски и посадки, взаимозаменяемость деталей, более прочные материалы, строгий контроль за качеством.  Качество проверяли с помощью двух калибров. Один в точности соответствовал размеру детали, другой отличался на пять сотых миллиметра – чтобы выявлять брак. Назывался метод «пойдет – не пойдет».

Лиланд предложил и девиз компании: «Мастерство – наше кредо, точность – наш закон». Кадиллаковской точности обработки никто в отрасли не мог добиться два десятилетия.

Однако, как утвердить свою репутацию, когда вокруг десятки автомобильных компаний на все лады расхваливают свой товар?

Вряд ли «Кадиллаку» удалось добиться успеха, лишь приладив к передку имитацию капота. Моду на капоты, как известно, ввела французская фирма «Панар». Поскольку именно она первой перенесла двигатель вперед. Капот защищал двигатель от грязи и осадков. Так постепенно начал складываться современный облик автомобиля. Однако мотор «Кадиллака» по-прежнему находился под сиденьями. Зеваки посмеивались над фальшивым капотом – обычно под ним шоферы хранили свои пожитки и промасленную ветошь.

И в таком незатейливом виде автомобиль марки «Кадиллак» попался на глаза человеку, имевшему к автомобильному делу весьма отдаленное касательство. И не американцу вовсе.

Шотландский король виски сэр Томас Роберт Дьюар. Член британского парламента, барон.

Вероятно, его внешность в немалой степени послужила причиной стремительного баронства: он был само воплощение представлений о британском джентльмене-спортсмене: коренастый, подтянутый, с лихо подкрученными усиками.

Cэр Томас взял на себя новую для того времени обязанность – выступать послом семейной марки. А изготовлением виски занимался его старший брат, человек тихий и неприметный.

Это сегодня маркетинг – дело раскрученное, по тем же временам – совершенно неосвоенное. Взять хотя бы нехитрый прием – расположиться в баре какой-нибудь лондонской гостиницы посолидней, и небрежно попросить стакан виски «Дьарз»…

– Ах, у вас нет? Да как же так!!!

И повторить сцену в следующем отеле… Вскоре сэр Дьюар перешел к более утонченным приемам: мир узнал об учрежденных им многочисленных спортивных кубках – в скачках, футболе, велогонках, прочел его записки о кругосветном путешествии. Литературным даром сэр Томас обделен не был. Его «дьюаризмы» охотно цитировали в светских салонах:

«Немногие просыпаются знаменитыми. Чаще всего мечтают о том, как станут знаменитыми, а потом просыпаются».

В тысяча девятьсот четвертом Томас Дьюар учредил «Кубок Дьюара». По замыслу, кубок должен был стать своего рода автомобильным аналогом Нобелевской премии. Его вручали компании, достигшей наивысших достижений.

Надо было видеть гримасы на лицах судей, когда они осматривали заявленные на конкурс новенькие, с иголочки, «Кадиллаки». Дело происходило в марте тысяча девятьсот девятого года. Снисходительно обойдя замечаниями капоты, судьи навскидку отобрали три машины. Их перегнали в гараж гоночного трека «Бруклэндз», где приказали разобрать на части. Причем строгие судьи запретили пользоваться для этого специальными приспособлениями и даже потребовали снять с потолка гаража монтажные тали. Только обычный шоферский инструмент – то немногое, что помещалось под выглядевшим столь правдоподобно капотом!

Механики возились почти неделю. По правде, они справились и раньше, если бы не репортеры, то и дело путавшиеся под ногами. Каждый «Кадиллак» был разобран на семьсот двадцать одну часть. Детали перемешали, какие-то даже заменили купленными у единственного тогда на все Королевство представителя компании – и собрали автомобили обратно.

С нескрываемым интересом многочисленные репортеры ждали, что выйдет из этой затеи. Сегодня мы забываем дать автомобилю даже минимальный уход – и в голову не придет, что сто лет назад содержание безлошадного экипажа означало ежедневную профилактику и ремонт – по плану и внеплановый. И новую запчасть установить удавалось, проявив изрядные слесарные навыки. Гараж был не столько местом хранения, сколько мастерской.

Словом, поистине знаковое событие происходило в марте девятьсот девятого! А тут еще сильнейший ливень, в одну из ночей заливший гараж, и разложенные на его полу детали по колено водой.

И что же? Механики крутанули заводные ручки – все три образца завелись с пол-оборота. И без проблем преодолели 500-мильный пробег по новенькому треку.

Это была сенсация.

Скептицизм улетучился. «Кадиллак», без году неделю на рынке, посрамил изделия авторитетных заводов. И по праву заслужил «Кубок Дьюара». Кроме того, марке «Кадиллак» был пожалован первый в ее истории титул – Standard of the World.

Тысяча девятьсот девятый год отмечен для завода «Кадиллак» еще одним знаменательным событием – он вошел в корпорацию «Дженерал Моторз».

ДРУГИЕ ЛАЙФХАКИ:

Комментарии (0)