Блоги

ИСТОРИЯ CADILLAC. МИСТЕР «СТИЛЬ»

15.07.2020, 22:40 1267 0 Александр Пикуленко

В ранних «Cadillac» инженерный стержень преобладал над вкусом. Это позволяло «Packard» всегда на шажок опережать «Cadillac». Однако соревнование престижа продолжалось, и тридцатые годы «Cadillac» встретил в расцвете своего могущества. Шестнадцатицилиндровый V-образный мотор конструкции Оуэна Милтона Некера сделал «Cadillac» быстрейшей машиной Америки. Быстрее был только недосягаемый даже для многих богачей «Duesenberg». 

С «Cadillac» начинают олицетворять качество жизни. Марлен Дитрих наряжает шофера своего шестнадцатицилиндрового «Cadillac» в костюм с норковым воротником и двумя «кольтами» сорок пятого калибра. Точно такой же, «фасон «Флитвуд номер пять-пять двадцать пять», заказывает себе подружка Дитрих, актриса Джоан Кроуфорд. «Cadillac» есть у Аль Капоне и Гари Купера. Ильф и Петров на Нью-Йоркском автосалоне тысяча девятьсот тридцать шестого года нажимают клаксон «кадиллака» с таким видом, «как будто от этого зависело – купим мы «Cadillac» или нет. Но, вызвав из недр чудесной  машины могучий степной рев, мы отошли в сторону».

Элегантный стиль мог стать решающим фактором в соперничестве с немногими уцелевшими в депрессию конкурентами. На беду, о каком-то едином лице «Cadillac» говорить не приходилось. Автомобили в то время не создавались заводами целиком. Кузова поставляли специализированные мастерские. Получалось, что штатный заводской стилист оформлял лишь передок машины, а остальное по своему усмотрению делал кто-то еще, сообразуясь со вкусами заказчика. Выбор был широк. В начале тридцатых для «Cadillac» работали, помимо братьев Фишеров, еще и кузовные ателье «Brunn», «Murphy», «Waterhouse», «Fleetwood». Сосчитать количество предлагаемых для «Cadillac» фасонов было делом непростым. Среди них можно было найти даже такой экзотический как «Мадам Икс», нечто, навеянное Голливудом. Число кузовов доходило до пятидесяти! Далеко не все они числились в официальном каталоге.

Как подчинить все это разнообразие единой воле? Для этого еще в тысяча девятьсот двадцать седьмом году в корпорации «General Motors» появился «Art and Color Section», «Отдел эстетики и цвета», первая в мире студия промышленного дизайна. К слову, у «Packard» и «Chrusler» отделы дизайна были образованы только спустя пять лет, а у «Ford» – через семь лет.

Возглавил «секшн» Харли Эрл, завороживший унылый промышленный Детройт голливудскими грёзами. Детройт в те времена и впрямь представлял собой довольно мрачное зрелище. На весь город – всего одна приличная гостиница.

Эрл словно не замечал угрюмых лиц вокруг, копоти на окнах и маслянистых луж под ногами. В этом скопище зануд-инженеров и скряг-бизнесменов Голливудом был он сам.

«Фабрика грёз» к нашей истории имеет самое что ни на есть прямое отношение.

Отец Харли держал экипажную фабрику на Сауф-Мэйн-стрит в Лос-Анджелесе. Кинодивы заказывали у него кузова индивидуального покроя для своих шикарных «Isotta Fraschini» и «Pierce Arrou». Юный Харли спешил после уроков в отцовскую контору, в надежде одним глазком узреть кого-нибудь из кумиров «Великого Немого». И однажды, набравшись смелости, показал собственноручно сотворенные эскизы самому Роско Арбаклю! Знаменитый «Толстяк» Арбакль, чьим советам внимал Чарли Чаплин, был известен чудачествами как на экране, так и в жизни. В шутку ли, всерьез, великий комик отвалил за проект юного дарования неслыханные по тем временам двадцать восемь тысяч долларов. В те годы это цена шести «Cadillac». И завертелось. Первой голливудской мегазвезде, герою вестернов Томми Миксу, Харли Эрл в соответствии с экранным образом приладил к крыше настоящее ковбойское седло…

Харл Эрл оказался первым, кто увидел в автомобиле не инкрустированный камод на колесах, а образ.

Однажды в дверях старой конторы, где уже не было отца, к тому времени бросившего семью и продавшему дело, появился дорого одетый господин совсем не голливудского розлива. Господин – а это был никто иной как Лоуренс Фишер, только что занявший кресло президента «Cadillac», – с порога начал: «Мистер Эрл, говорят, вы моделируете кузова из пластилина?»

И, не дожидаясь ответа: «Согласились бы Вы переехать в Детройт, чтобы создавать кузова для «Cadillac»?»

Что стало потом со старой отцовской конторой? – Харли Эрл ни разу не вспоминал о ней. Случай предоставил ему новый масштаб, новые вызовы.

Но как преодолеть скептицизм автомобилестроителей, считавших эскизы стилистов никчемной и неосуществимой ерундой? Свой первый опыт в Детройте – «La Salle» – Эрл выполнил еще с оглядкой на довольно прозаические вкусы руководства. Эрл скопировал французскую машину «Hispano Suiza». Ту самую, воспетую Вертинским и обожаемую голливудскими звездами. «La Salle» задумывался как «маленький Кадиллак» или, если угодно, как «Cadillac» для дам. Название машины не случайно: Рене-Робер Кавелье де ла Салль был еще одним французским первооткрывателем новых земель. Только высаживался он на берег лет-так на двадцать раньше маркиза Кадияка.

Выполнив наказ боссов довольно точно, Эрл для себя решил, что поступает так в первый и последний раз. Пусть даже между руководством и стилистами развернется война, он сам будет определять, как должны выглядеть автомобили корпорации «General Motors». Знал бы Эрл, что с его легкой руки эта война продолжается во всех автомобильных компаниях мира по сей день...

ДРУГИЕ ЛАЙФХАКИ:

Комментарии (0)