Блоги

ИСТОРИЯ CADILLAC. ВЕЛИКАЯ ДЕПРЕССИЯ

07.07.2020, 21:46 1379 0 Александр Пикуленко

Если не считать «Босса Кета», единственной константой в «Cadillac» оставался Эрнст Сихольм. Он занимал должность главного инженера – трудно вообразить – целых двадцать лет! Люди приходили и уходили. При этом по продажам «Cadillac» никак не мог догнать основного конкурента – завод «Packard». И вот однажды все семеро братьев-кузовщиков Фишеров  завалились к главному управляющему «Cadillac» Герберту Райсу за разъяснениями: почему так происходит? Братья, хоть их и звали за глаза «семеро гномов» (они были невысокого роста), отличались крепким телосложением. В результате этого небольшого «дворцового переворота» Лоуренс Фишер – не самый старший из братьев, но самый решительный, сместил Райса и сам занял пост, пышно именовавшийся «президент и главный управляющий отделения «Cadillac».

Глава «General Motors» Пьер Дюпон оставил этот инцидент без внимания – кузовная империя Фишеров, их десятки заводов и десятки тысяч служащих, обеспечивали кузовами все отделения корпорации, от «Chevrolet» до «Cadillac». И если не Фишеры, то кто лучше их понимал толк в переменчивых веяниях моды и мог обеспечить продажи?

К слову, в тысяча девятьсот двадцать девятом году корпорация «General Motors» обеспечивала половину всей прибыли химического конгломерата Дюпон де Немур.

И тут повествование подошло к роковой дате.

Этот день, вторник двадцать девятого октября тысяча девятьсот двадцать девятого года, станет нарицательным. «Черный вторник», когда после пятидневной биржевой лихорадки на нью-йоркской фондовой бирже рухнул рынок акций. Страна на годы погрузилась в вязкое оцепенение «Великой депрессии».

Прогрессивные инженерные решения и смелые маркетинговые ходы уже не спасали. Продажи «Cadillac» катастрофически упали. Вопрос ставился, прикрыть отделение или попытаться сохранить торговую марку в надежде на лучшие времена.

И тут судьба подарила «Cadillac» уникального менеджера. Звали его Николас Дрейштадт. В своих любимых твидовых пиджаках, на них всегда были прожоги от не менее любимой трубки, он с трудом вписывался в привычный портрет руководителя высшего звена. Его секретарь держала запасную пару приличных ботинок на тот случай, если шеф явится в офис в теннисных туфлях.

Дрейштадт был выходцем из Саксонии. Механик от бога, он довольно быстро поднимался по служебной лестнице и дошел до – страшно подумать – главы Чикагского центра по обслуживанию «Cadillac».

И вот в июне тридцать четвертого, когда совет директоров «General Motors» собрался на решающее заседание по «Cadillac», в дверь постучала секретарь и доложила, что некто мистер Дрейштадт просит десять минут по существу дела.

Ради этого выступления Дрейштадт одел лучший из своих пиджаков и подобрал приличные ботинки.

«Господа, – начал он. – Мой лучший друг Джо Луис не смог купить «Cadillac», потому что он чернокожий!»

Среди членов совета пробежал шепоток: все знали легендарного боксера-чемпиона Джо Луиса и все были в курсе, что «Cadillac», выдерживая высокое реноме марки, не продает свои автомобили черным. Это были времена, когда цветное население было жестко ограничено в правах, и за отказ уступить белому место в общественном транспорте темнокожий американец мог отправиться в тюрьму.

Дрейштадт объяснял, что глупо игнорировать столько желающих обзавестись «Cadillac» – среди них известные спортсмены, музыканты, врачи. И они вынуждены приплачивать белым спекулянтам, поскольку их самих не пускают на порог дилерских центров! Дрейштадт изложил достаточно убедительный план вывода «Cadillac» в прибыль за восемнадцать месяцев. «И наплевать, депрессия на дворе или не депрессия», – закончил он свое выступление.

С совета Николас Дрейштадт вышел новым управляющим отделения «Cadillac».

«Ник заставил нас более пристально посмотреть на многие вещи, – вспоминал главный инженер Эрнст Сихольм. – Если кто-то делает ту же деталь за два доллара, почему мы платим три, а то и четыре?» Прежде высочайшего качества добивались любой ценой. Иногда с машины удавалось выручать смешные двадцать пять долларов!

Дрейштадт добился, чтобы каждый «Cadillac» обходился корпорации во столько же, сколько один «Chevrolet».

В общении Дрейштадт был довольно бесцеремонным и грубым человеком. Но дело знал твердо. Забегая вперед, приведем один показательный пример. Когда Америка вступила во Вторую Мировую войну, «Cadillac» как и другие предприятия, перевели на выпуск военной продукции. Пришел заказ на авиационные гироскопы – приборы, сборка которых требовал терпения. Дрейштадт отправился в известное в Детройте злачное место, Парадайз Уэлли, и нанял две тысячи темнокожих проституток.

«Я знаю, как работать с женщинами», заявил он.

Усилиями Дрейштадта «Cadillac» выбрался из кризиса. К тысяча девятьсот сороковому году его продажи выросли на… тысячу процентов!

А конкуренты? Завод Уинтона закрылся еще в двадцать четвертом году, Apperson» – в двадцать шестом, «Locomobile» – в двадцать девятом, «Peerless» – в тридцать втором, а «Мarmon» дотянул до тридцать третьего. «Lincoln» и «Pierce-Arrow» устояли. Выдержал и главный соперник, «Packard». «Cadillac» смело смотрел конкурентам в лицо, полный уверенности встретить вызовы времени.

ДРУГИЕ ЛАЙФХАКИ:

Комментарии (0)