Блоги

ИСТОРИЯ OPEL. ИМПЕРАТОРСКИЙ ПРОБЕГ

13.07.2021, 21:58 1365 0 Александр Пикуленко

Спорт – всегда риск. Но одновременно он – и кратчайший путь к процветанию дела. Именно так все было у братьев Опель с велосипедами. Теперь настал черед и автомобилей. Застрельщиком автоспорта в семье выступал Генрих. Еще в тысяча девятьсот первом году в Кёнигсштуле он участвовал с автомобилем в экзотическом состязании «подъем на холм». Побеждал тот, кто первым заедет на вершину горы. Далеко не всем автомобилям такое вообще удавалось! Подъемы на холм, триалы, линейные гонки, наконец, престижнейший Кубок принца Генриха, в честь которого назвали самый мощный «Опель» – победы в такого рода состязаниях ложились кирпичиками в фундамент коммерческого успеха.

В тысяча девятьсот одиннадцатом году, аккурат за год до трагического происшествия с фабрикантом Коншиным, в России провели беспримерный пробег из Санкт-Петербурга в Севастополь. Свыше двух тысяч двухсот километров протяженностью, по совершенно не проторенным дорогам – ни с чем подобным в Европе не сталкивались. Удивительное дело: огромная российская империя обладала разветвленной сетью железных дорог, поезда ходили, как часы. А дорог, пригодных для движения автомобиля, практически не имелось. Готовя гонку, члены организационного комитета открыли, что за Харьковом простирается «белое пятно» для автомобильного движения. Что говорить, если даже чтобы выехать из Москвы в направлении Тулы, рекогносцировочному экипажу на «Руссо-Балте» пришлось изрядно поплутать. Прохождение Севастопольского пробега рассчитали таким образом, чтобы финишировать к торжествам по случаю очередной годовщины героической обороны Севастополя во время Крымской войны. На торжества ожидалось прибытие Государя императора с августейшим семейством.

В пробег отправилось пятьдесят семь экипажей! «Железные машины с людьми, одетыми в своеобразные костюмы, напоминающие водолазов». Тремя экипажами участвовала в пробеге и компания «Опель». Головной машиной управлял лично Людвиг Опель, младший из пяти братьев. Кстати, погодок Александра Николаевича Коншина.

Ему, как и большинству иностранных участников, предстояло впервые столкнуться с российской действительностью. В переносном, разумеется, смысле. Чтобы избежать столкновений в прямом смысле, журнал «Автомобиль», например, давал следующие советы:

«Каждое животное пугается по-разному. Корова стоит и... смотрит на вас, вдруг в последнюю минуту, задрав хвост, бросается без всякого соображения, иногда прямо под вас. Быка бояться нечего, он, очевидно, считает ниже своего достоинства уделять внимание какому-нибудь автомобилю. Свинья бывает разная. Если она предается кейфу в грязной луже, или когда дородную мамашу теребят полдюжины поросят, то такая свинья ничего не предпринимает. Но опасна трудолюбивая свинка, которая... хлопотливо роет край шоссе. Она видит вас только в последнюю минуту и бросается к своему дому поперек вашей дороги».

Старт Севастопольского пробега омрачила смерть председателя Совета министров Петра Аркадьевича Столыпина – за неделю до старта в Киевской опере, в присутствии Государя в него стрелял провокатор Багров. И все же пробег решили не отменять, равно как и торжества в Севастополе. Пусть всё теперь на фоне гибели выдающегося русского политика выглядело странным, если не сказать абсурдным – и летние наряды великих княжон, и потешный строй гвардейского экипажа царской яхты «Штандарт», и автомобили, чинно проезжающие мимо Николая Второго в дефиле. Приветствовать финалистов пробега самодержец высочайше соизволил на Графской пристани. А вот и Людвиг Опель – его представили Государю Императору. Замер навытяжку, словно прусский гвардеец. Государь поздравил Людвига Опеля с победой в своей категории и пожаловал инкрустированную табакерку. Они коротко побеседовали. (О чем впоследствии сообщит германская пресса: «Дер Цар гешпрэх мит доктор Лудвиг Опел»)

Они беседовали, свита с траурными нарукавными лентами внимала, августейшие дочери из-под шляпок с интересом поглядывали на германского красавца. Никто из них не знал, какие драматические повороты уготовила им судьба. Беспощадная эпоха стремительно набирала обороты, и никто из участников тех событий сентября тысяча девятьсот одиннадцатого года более не был властен над ней. Спустя три года две крупнейшие европейские монархии, тесно связанные людскими судьбами, ратной славою, торговыми отношениями, внезапно сойдутся в яростной схватке. К этой бойне, названной впоследствии Великой войной, их подтолкнут воротилы тайной мировой политики – те, кого не устраивали ни могучая Россия, ни сильная Германия. Эта бойня сокрушит великие монархии Европы и пожрет миллионы жизней. Заберет она и жизнь Людвига Опеля, обер-лейтенанта двадцать четвертого гессенского лейб-драгунского полка. Где-то на Верховине залп русской шрапнели прервет отчаянную атаку «драгун Аликс», как называли иногда этот славный полк.

Да, да, по странной иронии над гессенскими драгунами шефствовала императрица всероссийская Александра Федоровна, а Государь Николай Второй числился почетным членом полка.

ДРУГИЕ ЛАЙФХАКИ:

Комментарии (0)