Блоги

ИСТОРИЯ OPEL. ТОВАР НАРОДНОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ

24.08.2021, 14:43 1393 0 Александр Пикуленко

Шестидесятые пронеслись стремительно, окончательно превратив автомобиль из предмета роскоши в товар народного потребления. Такой же, как стиральная машина, телевизор или холодильник. Немалая заслуга в том волшебном превращении принадлежит и компании «Опель». Между прочим, в шестидесятые годы «Опель» выпускал холодильники! И, неведомо почему, всегда как-то по-особенному своими холодильниками гордился. В Германии пятидесятых и даже шестидесятых двухсотлитровый холодильник «Опель» был тождественен, и даже подчас значил много больше, чем автомобиль «Опель» c двухлитровым двигателем. Каждой немецкой семье – по холодильнику! Корпорация «Дженерал Моторс», могущественная и многоликая, держала в Детройте целое отделение по производству холодильников и кондиционеров. Не возить же их в Европу пароходами? И тогда просто передали в Рюссельсхайм технологию. Слово «глобализация» еще не вошло в обиход, но это была именно она. И «Дженерал Моторс» стояла у истоков этого явления.

Погодите, дойдет дело и до автомобилей. Хотя, передавать для производства в Европу огромные американские модели или, напротив, продавать европейские «опели» в Америке тогда казалось чем-то абсурдным. Как примерять туфельку Золушки гвардейцу, обутому в семимильные сапоги. Впрочем, «опели-кадеты» все же просачивались тоненьким ручейком на американский рынок – их продавали через дилерскую сеть «Бюика».

И постепенно «Опель» стал заложником такого потребительского отношения. Родилась обидная поговорка, что любой самый лучший автомобиль через три года становится «опелем». В Рюссельсхайме тревожный звоночек вовремя услышали и приняли меры.

Одной из таких мер стало обязательное участие «Опеля» в ралли – этот вид соревнований в начале семидесятых находился на пике популярности. Сперва «кадетт» – «кадетт-ралли», а затем и новые имена – «Аскона», «Манта», зазвучали из громкоговорителей комментаторов и со страниц специализированной прессы. Героями раллийных трасс стали Дитер Глемзер, Бодо Графенхорст, Йохи Клейнт, Дитер Ламбарт, Лилль-Брор Назениус. И все чаще звучала трудновыговариваемая альпийская фамилия Рёрль.

Маститые пилоты недоумевали: кто он такой, этот Рёрль, откуда? Длинный, нескладный, физиономия простака. А к финишу приходит первым. Поговаривают, в будние дни возит регенбуржского епископа, а по воскресеньям на горных лыжах катается. Но чтоб на лыжах натренироваться так быстро переключать передачи!

Вальтер Рёрль стал победителем европейского чемпионата по ралли семьдесят четвертого года за рулем «Опель Асконы», затем уходил из команды «Опель», возвращался вновь, снова становился чемпионом…

Кстати, он никогда не спрашивал, сколько получит за гонку – его всегда интересовала только машина. Приехать на «Опеле» быстрее, чем соперники на «Порше» или хищных «лянчах».

Фоном для спортивных ристалищ семидесятых годов стал энергетический кризис. Арабо-израильский конфликт обострил противоречия на Ближнем Востоке, шейхи вздули цены на нефть. Тотчас скакнули цены на бензин, да так, что в США началась настоящая паника. Вновь, как в годы Второй мировой войны, заговорили о рационировании горючего. Если представить себе историческое развитие цены на бензин в виде кардиограммы, то в тысяча девятьсот семьдесят четвертом и в тысяча девятьсот восемьдесят первом на этом графике отчетливо проявились инфарктные симптомы.

Наступил звездный час маленького автомобиля. Конкуренты, конечно, тоже поднажали, но «Опель» выдержал удар. Его главным козырем по-прежнему выступал «Кадетт», машина на все времена. От названия «Олимпия» в тысяча девятьсот семидесятом решили отказаться – публика не усматривала разницы между этой моделью и «Кадетом». «Кадетт» буквально задавил «Олимпию» своими миллионными тиражами. Место «Олимпии» заняла «Аскона». Интересно, что «Асконой» еще в шестидесятые называлось исполнение «Кадета» для швейцарского рынка. Собственно, Аскона – это тихий швейцарский курорт. Став полноценной моделью в производственной программе, «Аскона» продолжала делить с «Кадетом» кузов и шасси. На этот раз, чтобы не повторить ошибок «Олимпии», к подбору силовых агрегатов, отделки и оборудования подошли более изобретательно. И «Аскона», что называется, «выстрелила».

«Опель» обозначал поколения своих моделей в алфавитном порядке. «Кадетт А» шестьдесят второго года в шестьдесят пятом сменил «Кадетт Б», в семьдесят третьем – «Кадетт Ц», в семьдесят девятом – «Кадетт Д», в восемьдесят четвертом – «Кадетт Е».

По этим моделям, как по годичным кольцам на дереве можно отследить важнейшие этапы в новейшей истории автомобиля. На «Кадете Б» нашли применение передние дисковые тормоза и привод тормозных механизмов по двум независимым контурам – в мире возросли требования к безопасности. «Кадетт Ц» предлагался в эффектном открытом варианте – кабриолеты вновь вошли в моду. Для «Опеля» кабриолет взялась строить штутгартская мастерская «Баур». Называлась модель: «Кадетт-Аэро».

Кроме того, «Кадетт Ц» – это первый «всемирный автомобиль». В корпоративных анналах он проходил под секретным индексом «Ти-кар». И всему причиной – растущие цены на бензин. В «Дженерал Моторс» решили сэкономить и разработать одну малолитражку для всех рынков. Чтобы в Англии она называлась  «Воуксхолл Шеветт», в Бразилии и Штатах – «Шевроле Шеветт», в Австралии – «Холден Джемини», в Японии – «Исудзу Джемини». Все эти модели действительно походили друг на друга, как близнецы.

«Кадетт» очередного поколения, «Кадетт-Д» – первый «Опель» с передними ведущими колесами. Причем базовым для него стал кузов хэтчбек – опять же, веяние времени. Наконец, растущие цены на бензин подтолкнули к дизелизации – и «Кадетт Д» получил дизель. Вновь сработал отлаженный механизм корпорации «Дженерал Моторс». Дизельный двигатель для «Кадета» плыл в Германию из-за океана, с японского завода «Исудзу». Изучение родового древа «Кадетов» – занятие для чрезвычайно усидчивого исследователя. Древо это чрезвычайно разветвленное. Своей вершины оно достигло с запуском поколения «Кадетт Е». Машине присудили звание «Лучший автомобиль тысяча девятьсот восемьдесят четвертого года». У восьмидесятых – свой ритм, свои приметы. Маркетинг начинал играть решающую роль в коммерческом успехе. Даже самый успешный продукт нуждался в изобретательной подаче и эффектной обертке. И вот, «Опель» впервые поднялся на пьедестал престижного европейского конкурса «Автомобиль года».

Марке «Опель», похоже, удалось то, о чем втайне мечтали все ее конкуренты: удержать массовый спрос на свои модели и избежать при этом мещанского, пренебрежительного отношение к марке. В тысяча девятьсот восемьдесят шестом году «Опель Кадетт Г-Эс-Ай» стал единственным автомобилем-экспонатом выставки «Дизайн – красота и польза». Выставку устроили в Москве, на ВДНХ. Отношения между Москвой и Бонном приобретали порой и такие неожиданные формы. Ярко-красный, без единой хромированной детали спортивный автомобиль притягивал внимание. Сам Бертоне приложил руку к дизайну «Кадетт Г-Эс-Ай». Хотя, конечно, мыслями посетители выставки были далеки от дизайнерских находок: перестройка, пустые продуктовые полки, нехватка самых элементарных предметов повседневного спроса, - вот что заботило москвичей в ту промозглую зиму восемьдесят шестого.

ДРУГИЕ ЛАЙФХАКИ:

Комментарии (0)