Блоги

ИСТОРИЯ OPEL. ВИЗИТ СОВЕТСКИХ ЖУРНАЛИСТОВ

19.08.2021, 07:32 1575 0 Александр Пикуленко

«Ужинаешь в "Домжуре"?» – этот вопрос выдавал высокое положение собеседника в московских кругах. Значит, в кармане лежало аккуратное пухлое удостоверение – заветные «корочки» члена Союза журналистов. Только перед ними волшебно растворялись массивные двери особняка на Суворовском бульваре, где, по преданию, сам Пушкин танцевал на балу на следующей день после свадьбы с Натальей Гончаровой. Центральный дом журналиста! С интерьерами, обставленными «гарнитурами мадам Петуховой», и очень неплохим рестораном, где обслуживали не по-халдейски, как в той же «Праге» напротив, а по-свойски. И даже в долг. В этих стенах как-то по-особенному чувствовался вкус объявленной Хрущевым «оттепели».

«Не имей сто рублей, а женись, как Аджубей» – ерничали завсегдатаи ресторана «Домжура». А женат Алексей Аджубей был на Раде Хрущевой, дочери первого секретаря ЦК КПСС Никиты Сергеевича Хрущева. Вместе с ней в июле тысяча девятьсот шестьдесят четвертого года Аджубей и побывал в ФРГ, дав теперь пищу для пересудов менее удачливым коллегам.

Будь ты в сто раз талантливее, на всех дочек генсеков не найти. А поездка и впрямь была необычная. Четверых советских журналистов – с супругами!  – пригласили в гости редакции трех близких к правящей партии газет, «Рур-нахрихтен», «Рейнише пост» и «Мюнхенер меркур». Но это только формально. Гостей приняли на самом высоком правительственном уровне. Главы крупнейших концернов лично провели для них экскурсии по своим лучшим заводам. Привезли советских гостей и на завод «Опель» в местечке Бохум.

Это было новейшее предприятие, оснащенное по последнему слову техники. Заводу тогда и двух лет не исполнилось. Это на свое столетие «Опель» преподнес себе двойной подарок: завод в Бохуме и малолитражную модель «Кадетт», моментально вызвавшую жгучую зависть главных конкурентов: простоватый на вид, «Кадетт» имел очень просторный салон и вместительный багажник. А также реечный рулевой механизм, точный, как швейцарские часы. «Опель» выбрал беспроигрышную тактику в противостоянии с ведущими игроками на европейском рынке. Не провоцировать покупателей революционными техническими решениями, а просто год от года во всем и понемногу улучшать свои модели.

Аджубей растекся в любезностях: «Какие машины! А как у вас организовано производство! А какие дороги в Германии!» Журналисту позволили сесть за руль «Опель-Кадета» и самолично свести его с конвейерной линии.

Неизвестно, насколько преуспел Аджубей в роли неофициального посла Кремля, но вернувшись в Союз, принялся яростно клеймить и бичевать западные журналы. Книжица «Мы видели Западную Германию» была совсем маленькой. И рассказ о посещении завода «Опель» в неё не поместился. Интересно, что такого написали западные журналы, тот же «Шпигель»? Ага, вот, горяченькое:  «В мюнхенском отеле «Четыре сезона», где остановилась советская делегация, господин Аджубей затеял с барменом спор о Вальтере Ульбрихте». Ого, в лучших традициях «Домжура»! Плохо, что Ульбрихт был вождем социалистической Германии. Другой советский журналист, Полянов, попытался остудить пыл товарища: «Алексей Иванович, поднимемся ко мне, надо поговорить!» Аджубей ни в какую. Тогда Полянов уже настойчиво, приняв разошедшегося коллегу под локоть: «Алексей Иванович! Призываю Вас пойти со мною!».

Интересная эта фигура, Полянов. Николай Евгеньевич Полянов. «Шпигель» сообщает, что он был специально прикомандирован от секретариата ЦК КПСС следить за поведением Аджубея и остальных членов делегации.

По прошествии лет этот ничтожный эпизод в российско-германских отношениях видится, конечно, иначе. А тогда… Что ни говори, а отправлялись советские журналисты в гости к идеологическим и – потенциально – военным противникам. И да, приходилось быть настороже, взвешивать каждый поступок, каждую реплику. На заводе «Опель» в Бохуме в объектив попал один из западных фотокорреспондентов. Освещали визит многие. Ловили удачный ракурс, расталкивали друг друга локтями, суетились – словом, вели себя, как и подобает репортерам. А этот… Холодный расчетливый взгляд. Он точно знал, что и когда снимать. На фоне других репортеров он выделялся тренированной шеей и отсутствием очков.

А не написал про «Опель» Аджубей просто потому, что он ему… понравился. Как и многое из того, что ему показали в Германии. Самозабвенно служа системе, он жил убеждением, что с каждым днем в СССР становится жить лучше. Он искренне верил в правильность выбранного пути. И тут, оказывается, есть другой, не менее эффективный путь. В какой-то момент Аджубей страшно испугался своей объективности.

А из написанного кое-что оказалось провидческим. «Колеса собственного автомобильчика… Идеологи западного мира… тщат себя надеждой, что вот, дескать, когда у советских людей будет больше холодильников, стиральных машин, будет больше удобных квартир, еще больше будет красивых и привлекательных предметов быта, тогда-то и восторжествует в человеке… неизлечимая жажда к обогащению».  

ДРУГИЕ ЛАЙФХАКИ:

Комментарии (0)