Блоги

ИСТОРИЯ OPEL. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

01.09.2021, 20:29 1155 0 Александр Пикуленко

Отношения с Германией всегда являлись для нашей страны одним из важнейших приоритетов, и тут трудно отделить экономику от политики. Германия все еще была разделена на два лагеря, более того, действовали соглашения о контроле оккупационных сил СССР, Великобритании, Франции и США друг за другом. Военные наблюдатели – одна из малоизученных страничек «холодной войны». Они, по взаимным договоренностям, обладали широкими полномочиями.

«Против членов миссий категорически запрещается применять силу, оружие или совершать иные действия, которые могут угрожать их безопасности» – предупреждала особая памятка, раздававшаяся военнослужащим Группы советских войск в Германии. «Воин ГСВГ! Будь бдителен!»

Миссии западных наблюдателей использовали немало автомобилей марки «Опель». Их уважали за надежность, неприхотливость и умеренную цену. Последовали примеру «вероятного противника» и в ГСВГ. Советские офицеры-наблюдатели пересели на «Опель Сенаторы». Офицеры использовали все возможности, чтобы разведать секреты противника. И хотя применять оружие против наблюдателей запрещалось, есть немало «сравнительно-честных» способов помешать выполнению миссии. Зарубежная пресса запестрела снимками «Опелей» с советскими офицерами внутри, затертыми меж американскими бронетранспортерами и джипами. Подобные приемы использовали и советские воины против западных наблюдателей.

В Союзе «Опель» становится самой популярной заграничной маркой, после «Мерседеса» и «Вольво», разумеется. Но то – номенклатура, а подержанный «опель» любой матрос мог привезти из загранки за пару фрахтов. Какая-нибудь пожилая пара в Гамбурге или Антверпене охотно соглашалась уступить свое десятилетнее сокровище за пару больших банок черной икры. Когда же рухнул Союз, а две Германии спустя сорок лет разобщенности наконец стали единым государством, «опели» начали перегонять своим ходом. За лобовым стеклом видавших виды иномарок поблескивали кругляши диковинных компакт-дисков. Пошла молва, что «сидюки» волшебным образом спасают от милицейских радаров. И стали засовывать компакт-диски даже под стекла тракторов. Бедные, темные соотечественники! Невдомек вам, что по германским законам штраф за превышение скорости выписывался, только если на фотоснимке автоматического радара отчетливо проступало лицо нарушителя. Покрытый амальгамой компакт-диск давал при срабатывании фотовспышки сильный блик, и понять, кто управлял машиной, уже было нельзя. На обычные советские радары компакт-диски никак не влияли. Немецкие полицаи, кстати, вскоре начали очень сурово наказывать за «забытые» под лобовым стеклом компакт-диски с любимыми исполнителями.

Мир стремительно менялся. Даже названия автомобилей теперь требовались другие, – синтезированные суперкомпьютером: «Астра», «Корса», «Тигра», «Вектра», «Омега». Что характерно, «Астра» унаследовала от «Кадета» порядок индексации. В латинском алфавите за буквой Е следовала «Эф», поэтому первую «Астру» обозначали как «Астра Эф». Однако «Кадетт Е» был слишком хорош, чтобы просто расстаться с ним. Летом девяносто первого всю производственную линию погрузили на корабль. На контейнерах значился адрес: Южная Корея, концерн «ДаэВу». Название фирма получила от корейского слова «Великий» и имени своего основателя, Ким Ву-Юна. «ДаэВу» – многопрофильный концерн, в Южной Корее такие называют «чэболь». Господин Ву-Юн действительно выдающийся организатор. Решив присовокупить к многочисленным направлениям деятельности своего чэболя еще и автомобилестроение, он выбрал в партнеры крупнейшую корпорацию планеты. Так «Опель Кадетт Е» получил вторую жизнь как «ДаэВу Нексия». Не прошло и трех лет, как концерн «ДаэВу» открыл филиал в Узбекистане. С тех пор «ДаэВу Нексия» стал главным узбекским автомобилем. В самой Южной Корее, тем не менее, популярную машину продолжали делать, добавив к десяти миллионам немецких «кадетов» свой честный миллион.

Давно уже южнокорейский автозавод «ДаэВу» выкуплен корпорацией «Дженерал Моторс» и сменил название на «Шевроле».

На рубеже девяностых годов под маркой «Опель» покупателям предлагались самые разные автомобили, в том числе и довольно большие. Это был настоящий автомобильный супермаркет. Хочешь внедорожник? Специально соберут и доставят из Японии, с конвейера «Исудзу», вездеход «Опель Фронтера» поменьше размером или «Опель Монтерей» – размером побольше. Желаешь просторный, как квартира, минивэн? Предложат «Опель Зинтра», изготовленный в штате Джорджия, на предприятии в городе Доравилль, где точно такие же минивэны делают еще под марками «Шевроле Венчур» и «Понтиак Транс-спорт». Любишь классику? Тогда к услугам настоящий гость из прошлого – «Опель Сенатор». Замечательный заднеприводный седан длиною почти пять метров, с трехлитровым рядным шестицилиндровым мотором. Все модели «Опеля» успели поменять имена, а «Сенатор» так и остался «Сенатором», словно подчеркивая свой высокий общественный статус.

А в тысяча девятьсот девяностом году «Опель» выпустил автомобиль, какого ну совсем не ожидали: «Омега-Лотус». Это был, на первый взгляд, совершенно обычный четырехдверный седан «Омега», незадолго до этого принесший марке «Опель» второй титул «Европейского автомобиля года». Вот только под капотом у него стоял шестицилиндровый двигатель рабочим объемом не три, а три и шесть литра, с двумя турбонагнетателями «Гаррет» и интеркулером. Стенки блока цилиндров, шатуны, коленчатый вал были усилены. Этот двигатель выдавал триста восемьдесят две лошадиные силы – ничем подобным не мог похвастаться ни один седан в мире. Двигатель агрегатировался с шестиступенчатой коробкой передач от «Шевроле Корветт». И не обычного – если такое слово вообще применимо к «Шевроле Корветт», – а наиболее мощного исполнения Зет-Ар-Один. Коренной переделки потребовало все – от амортизаторов и шин до рулевого механизма. Инженеры английского завода «Лотус» очень хотели установить реечный рулевой механизм, однако в подкапотном пространстве «Омеги» умещался только стандартный – червячного типа. Только британцы, с их огромным опытом создания болидов Формулы-Один могли справиться с такой задачей, – так настроить рулевой механизм и шасси, чтобы водитель сохранял уверенность на скорости более двухсот восьмидесяти километров в час. К слову, до «сотни» «Омега-Лотус» «выстреливал» за пять (с долями) секунд. «Книга рекордов Гиннеса» отметила «Омегу-Лотус» как «самый быстрый седан в мире». Необычность машины подчеркивал цвет. Окрашивали «Омегу-Лотус» исключительно в темно-зеленый цвет «Британский гоночный». Этот глубокий оттенок зеленого характерен тем, что под разными углами освещения может казаться темно-синим или даже черным. Всего было построено девятьсот пятьдесят автомобилей «Опель Омега Лотус» и их британских вариантов «Воксхолл Карлтон Лотус».

Впрочем, ничуть не меньший фурор в те годы произвело купе «Опель Калибра» – автомобиль, разошедшийся по миру внушительным для своего класса тиражом в двести сорок тысяч экземпляров. Тогда пресса только и норовила, что выяснить, какая модель имеет лучшую аэродинамику? Коэффициент аэродинамического сопротивления, Си-Икс, стал магической величиной, пусть даже мало кто понимал, что в действительности он показывает. Так вот, у «Опеля Калибра» этот самый Си-Икс был ноль-двадцать шесть. Рекордный показатель! Маститые германские конкуренты кусали локти, но ничем не могли ответить! Меж тем, в низкой клиновидной «Калибре» (название тоже синтезировал компьютер) свободно умещались четверо пассажиров. Кроме того, «Калибра» предлагалась и в модном полноприводном исполнении. Словом, это был хит, продержавшийся на конвейере без малого девять лет. Интересно, что едва ли не каждая вторая «Калибра» сходила с конвейера не в Рюссельсхайме, а в далеком финском городке Уусикаупунки. С завода компании «Валмет».

Создать автомобиль, в общем-то, просто. Этому учат в институтах. Современный автомобиль складывается из комплектующих, как дом из кирпичиков. Если дом большой, все в нем размещаются свободно, для всего легко отыскивается место. Но если конструктор ограничен габаритами? Попробуй, рассади на пяти квадратных метрах площади четверых ездоков, да так, чтобы уместились мотор, трансмиссия, колеса, бензобак. Маленький автомобиль – это всегда сверхзадача. Соревнование на пространственное воображение и сообразительность. Тут еще важно и четко представлять, кому будет адресована новинка. Маленький автомобиль всегда считался автомобилем маленького человека. Честного трудяги, мечтающего о лучшей доле. Исторически маленький человек на маленьком автомобиле становился мишенью для иронии и насмешек. Но вот на маленький автомобиль пересели женщины, пересели студенты. В густонаселенных мегаполисах большая машина стала неудобна. Подорожало топливо. Заговорили о токсичности выбросов и парниковом эффекте. И изменились взгляды на большой автомобиль. Зачастую теперь большой человек на большой машине вызывает усмешки и иронию. В наши дни автомобильные компании существенно пересмотрели свои приоритеты – и даже под самыми престижными марками сегодня предлагаются малолитражки.

Но как должен выглядеть компактный автомобиль? Опять же, если обратиться к истории, маленький автомобиль долгое время подражал более крупным собратьям. Затем появился «жук», появился «де-шво». Они не были похожи ни на одну машину в мире. Но каждый такой автомобиль не рождается просто так – он приходит в положенное время. Марка «Опель» славилась хорошим чувством времени. Что, впрочем, не исключало смелых экспериментов. В тысяча девятьсот восемьдесят третьем году в Рюссельсхайме создали совсем крохотный «Опель Юниор». Этот концепт-кар был пронизан духом студенческого кампуса. Чехлы с его кресел можно было снять и использовать, как спальный мешок. Часы и магнитола, в одинаковых пластиковых корпусах тоже вынимались. Все это придумал человек, представлять которого сегодня никому не надо – Крис Бэнгл. Незаурядный и, пожалуй, самый парадоксальный дизайнер современности.

За каждым выдающимся автомобилем стоят яркие личности. Например, доктор Фриц Индра, представитель венской инженерной школы, достойный продолжатель традиций Фердинанда Порше и Ганса Ледвинки. Индра – создатель одного из лучших в мире двигателей – «Экотек», козырной карты «Опеля» в период экономических неурядиц. А дизайнер с «говорящей» фамилией Шнелль? Перу Эрхарда Шнелля принадлежат самые эффектные, самые быстрые спортивные купе «Опель»: ГТ, «Калибра». А Ганс Мершаймер? Он из той породы инженеров, что приходили в компанию раз и навсегда, чтобы уйти только на пенсию. Именно Мершаймеру, непревзойденному конструктору-кузовщику, мы обязаны появлением первых моделей «Опель» с несущими кузовами в далекие тридцатые годы.

Успехом своих компактных моделей «Опель» обязан японскому дизайнеру Хидео Кодама. Он, наверное, стал самым первым автомобильным дизайнером-японцем в европейской компании. И добился заметных результатов. Это он нарисовал «Корсу», нарисовал «Тигру» – машины, напоминающие персонажи диснеевских мультиков. Как ребенок непохож на взрослого, субкомпактный автомобиль не может выглядеть, как полноразмерный. Пока разработчики не поняли эту нехитрую истину, в своем успехе они оставались зависимы от случая. Цена же ошибки в наши дни может оказаться слишком большой. В «Опеле» это почувствовали, когда замыслили сверхкомпактный молодежный автомобиль «Макс». Расстояние между осями его колес составляло всего два шага взрослого человека. Кузов собирался из типовых алюминиевых профилей, как газетный киоск. И обшивался снаружи пластиком. В двигателе было всего три цилиндра. Инженерные и дизайнерские находки вызывали восторг. Но в «Опеле» уловили тревожный сигнал: «Макс» вторгся на территорию скутеров и велосипедов. Публика пока не готова к такому повороту событий. «Опель Макс» так и остался смелым экспериментом, как и еще несколько моделей, бережно сохраняемых сегодня в гараже Классического центра «Опель».

Отношения «Опеля» с Россией еще никогда не приобретали столь драматичного поворота! Хотя этим отношениям минуло уже более ста лет. Одиннадцатого ноября тысяча девятьсот третьего года «с высочайшего соизволения» владельцу фирмы «Швейные машинки, велосипеды и автомобили Адама Опеля в Риссельсгейме» было предоставлено звание Поставщика Двора Его Императорского Величества». Заметим, самодержец всероссийский Николай Второй еще тогда даже не определился с выбором собственного авто – «мотора», как тогда выражались, зато с превеликим удовольствием «моторил» с «братом» своим, кайзером Вильгельмом Вторым, у которого в тот момент был «Опель».

Огромный пласт времени остался позади. Воспоминания о событиях прошлых лет служат побудительным мотивом для движения в будущее. Трудностей на долгом веку компании «Опель» встречалось немало, наверняка еще много их ждет впереди. Главное, не бояться трудностей. Четко представлять направление развития. В современной производственной программе «Опеля» очевиден акцент на доступные автомобили, адресованные широкому кругу потребителей.

ДРУГИЕ ЛАЙФХАКИ:

Комментарии (0)