Блоги

ИСТОРИЯ РУССО-БАЛТА. БРЫЗГИ «РУССКО-БАЛТИЙСКОГО»

13.08.2019, 12:03 343 0 Александр Пикуленко

Гонщик Иван Иванович Иванов, главный испытатель завода, в феврале 1917-го оставил в журнале испытаний запись о новинке: «Машина ходит хорошо, без шуму. Скорость не испытывалась ввиду революции»!

Первый советский автомобиль – «Руссо-Балт» модели С24-40 18-й серии, обкатывали в мае 1918 года. Он еще носил на радиаторе вязь «Русско-Балтийский». Но таковым уже не был. В Риге побывали немцы. Но они ничего там не обнаружили, кроме цехов, по которым ветер гонял обрывки оберточной бумаги. Война раскидала завод. Наиболее значительная его часть, вагонная, в июле 1915 года была эвакуирована в Тверь, где положила начало широко известному и поныне Тверскому вагоностроительному заводу. Кстати, в Тверь отправили и кузовную мастерскую, лишив будущие автомобили надстройки. В Таганрог перебралось отделение, выпускавшее сельхозмашины. Автомобильный отдел отправился в Петроград – там, в Петрограде, «Русско-Балтийский» строил самолеты – знаменитые дальние бомбардировщики «Илья Муромец». Разместили автоотдел в бывших винных складах. В Петрограде приступили к выпуску автомобилей с примитивными кустарными кузовами – и делали их и после памятного выстрела «Авроры».

А еще одна часть автомобильного отдела перебралась в подмосковную деревню Фили, на земли князя Нарышкина. Там еще во время войны началось строительство крупного автозавода – мощностью полторы тысячи машин в год. И машины эти должны были нести марку «Руссо-Балт». 19 февраля 1919 года – легко запомнить – недостроенное предприятие национализировали. Теперь его назвали «Первый БТАЗ» – бронетанкоавторемонтный завод.     

«Руссо-Балты» превратились в «Промбронь». Из задела деталей собрали 10 машин. Бойко отрапортовали о начале производства советских автомобилей. Хотели подарить Троцкому и Ленину (именно в таком порядке, автомобиль номер два – Троцкому, и только номер три – Ленину). Номер один вручили «всесоюзному старосте», председателю ВЦИК Михаилу Ивановичу Калинину. Дедушка пользовался им до глубокой старости.

Из этого сквозит почерк людей, неспособных ни к чему, при этом всячески старающихся продемонстрировать свою значимость. Приходило время этих людей, этих Ильф-петровских «кустарей с мотором», вечно жалующихся на нехватку плашек три восьмых дюйма. Это время не изжито и сегодня…

Впрочем, «Промбронь» номер четыре поступила в НАМИ, где послужила лабораторным образцом для фундаментальной – мирового уровня – работы будущего профессора Евгения Алексеевича Чудакова о влиянии фаз газораспределения на работу автомобильного двигателя.

 «На набережной стоял огромный черный «Руссо-балт» с замутненными и, очевидно, непробиваемыми стеклами. Таню швырнули на заднее сиденье, туда же впрыгнули и три бандита…»

Это уже современность, «Остров Крым» Василия Аксенова. Откуда он в 1977 году, садясь за написание своего романа, мог узнать о существовании «Руссо-Балта»? Только из журнала «За рулем», публиковавшего исторические заметки инженера Льва Михайловича Шугурова. По большому счету, в те зашоренные годы никому, кроме Шугурова до Русско-Балтийского вагонного завода не было дела.

Волшебная папка, в которую Шугуров собирал сведения о далеком прошлом, постепенно набухала. Заметки сначала превратились в цикл, проиллюстрированный замечательным художником Александром Николаевичем Захаровым, а затем вылились в opus magnum, главную книгу всей жизни Шугурова с названием, похожим на девиз: «Погоня за «Руссо-Балтом». Захаров обнаружил удивительный дар – способность по черно-белой фотографии устанавливать истинный цвет кузова. Эта необычная способность однажды подтвердилась, когда отыскались документы с указанием, в какой цвет был окрашен автомобиль, до этого нарисованный Захаровым по пожелтевшей карточке.

Словом, это была настоящая погоня за ускользающей эпохой, за тенями людей, составивших гордость России, за автомобилем-призраком – настоящим рыцарем серебряного века.

ДРУГИЕ ЛАЙФХАКИ:

Комментарии (0)