Блоги

ИСТОРИЯ РУССО-БАЛТА. НА КАЗЕННЫХ ХАРЧАХ

31.07.2019, 07:21 728 0 Александр Пикуленко

Как ни странно, перед войной с германцами российское военное ведомство щедро приобретало автомобили немецких фирм –«Адлер», «Бенц», «Мерседес», «Опель», «Штёвер». По этому поводу хочется привести выдержку из любопытного документа – составленной в 1913 году докладной записки германского генерального штаба о состоянии российской армии.

«Наименее надежными являются военные чиновники. Корыстолюбие и небрежность интендантства продолжают оставаться худшими врагами русской армии».

Возможно, не будь чиновничьих проволочек, удивительного равнодушия властей к развитию автомобильного дела в Отечестве, и о «Русско-Балтийском вагонном заводе» мы рассказывали в ином ключе. Удивительно, что Россия, располагавшая крупнейшей в мире сетью железных дорог и целыми семью паровозостроительными заводами, Россия, достигшая высот в кораблестроении, авиации, производстве стрелкового вооружения и пушек, в области автомобилей оказалась на задворках эпохи.

К началу Первой мировой войны в России насчитывалось почти 13 тыс. автомобилей свыше 180 марок.

Меж тем, о том, что они готовы достойно поспорить с лучшими заграничными марками, «Руссо-Балты» заявили задолго до начала войны, в военно-автомобильном испытательном пробеге 1912 года.

Старт конкурс-пробегу давался 24 мая 1912 года с Марсова поля в Петербурге весьма торжественно.

Все высшее военное начальство во главе с министром Сухомлиновым присутствовало тут. Сабли с серебряными темляками, шпоры, аксельбанты, расшитые галунами портупеи. Нервно вышагивал взад вперед высокий и какой-то по-особенному нескладный в военной форме начальник учебной автомобильной роты подполковник Петр Иванович Секретёв. Вверенное ему подразделение ротой называлось лишь формально. По сути, это был первый наш испытательный и учебный автомобильный институт. Вот где понимали необходимость опоры на русские заводы! И теперь роте предстоял первый серьезный экзамен перед высшим начальством.

На плацу, отсыпанном свежим балтийским песочком, бесконечной линейкой выстроились 39 автомобилей двадцати фирм. Все одинаково выкрашенные в защитный цвет, многие снабженные дополнительными прожекторами и шикарной деталью – плетеной корзиной для офицерских сабель. Четыре «Руссо-Балта» модели С24-30 среди них.

Секретёву было о чем тревожиться. Как российский завод, «Русско-Балтийский вагонный», конечно, находился в более благоприятном положении перед другими. И все же речь шла о крупном заказе на приличную сумму, и Секретёв понимал, что соперники предпримут все возможное, чтобы урвать куш.

Инженер-технолог по образованию, Секретёв посещал Русско-Балтийский завод, осмотрел производство и оценил его уровень: станочный парк позволял, в частности, самостоятельно нарезать шестерни для коробок передач. Все это было изложено в подробном отчете.

Кстати заметим, что в лапотной России, оперировавшей пудами, вершками, градусами Реомюра, Русско-Балтийский вагонный завод действовал в метрической системе измерений!

Пробег успешно финишировал 11 июня в Петергофе. Когда улеглось волнение от встречи с государем, троекратного «ура», хвалебных здравиц, пришло время взвешенного анализа. Машины зарубежных марок были приспособлены для езды на высокой скорости по хорошим дорогам, коих в пути просто не оказалось. «Руссо-Балты» показали себя более приспособленными. В частности, сыграло роль то обстоятельство, что колея «Руссо-Балтов» была такой же, как у телег, что позволяло им двигаться по накатанной колее. И дорожный просвет в 260 мм позволял пропускать под колесами ухабы и буераки.

Решение о закупках военных «Руссо-Балтов» завязло в многочисленных министерских комиссиях. Больше всего на свете Секретёв опасался этих обширных организаций. Впоследствии, во время войны одна из таких вот закупочных комиссий приобретет в Англии совершенно бесполезные автомобили, да еще по завышенной цене – члены комиссии, не зная языка, попали под влияние каких-то ушлых посредников.

Военного министра Сухомлинова принято было выставлять стяжателем и противником новшеств, вроде автоматического оружия или автомобилей. Эту версию подхватили и советские историки. Им весьма на руку был факт ареста Сухомлинова в начале Первой мировой. Лучшего доказательства гнилости царского режима советской пропаганде и не требовалось.

Сухомлинов. Благообразный старичок с брюшком и закрученными усиками. До поста военного министра командовал престижным Киевским военным округом. Молодая красавица-жена. Вырисовывается вполне очевидный портрет человека, которому ни к чему лишние хлопоты.

С другой стороны, с чем ему приходилось сталкиваться? С кавказской горячностью князя Накашидзе, убеждавшего, что построил лучший в мире броневик? К слову, машина на французском шасси «Шаррон» застревала в первой луже. Князь же бомбардировал военное ведомство письмами о якобы поступивших на фирму «Шаррон» заказов на десятки таких броневиков от разных государств, в том числе и из Германии! То есть, проталкивал свое детище любыми способами, не гнушаясь откровенной дезинформации. На почве ничем не подкрепленных обещаний кавказский князь едва не втянул Россию в дипломатический конфликт!

А сколько подобных прожектов, не обеспеченных ни производственной базой, ни элементарным здравым смыслом, осаждало военное министерство?

Поскольку предполагалось приобрести для нужд армии около 300 «Руссо-Балтов», цена вопроса составляла почти 2 миллиона рублей – фантастическую по тем временам сумму. 

ДРУГИЕ ЛАЙФХАКИ:

Комментарии (0)