Блоги

ИСТОРИЯ РУССО-БАЛТА. ПОЕЗДКА В МОНТЕ-КАРЛО

16.07.2019, 16:00 1120 0 Александр Пикуленко

Сообщив о Нагеле и том, чем он занимался предостаточно, теперь мы особо поговорим о событии, которое по прошествии лет представляется наиболее значимым в спортивной летописи Русско-балтийского автомобиля.

Для этого вернемся в октябрь 1911 года. Когда на пороге петербургской конторы «Русско-Балтийского вагонного завода», располагавшейся в доме десять по Эртелеву переулку (ныне это улица Чехова) возник теперь уже хорошо знакомый нам господин, служащие конторы обратились во слух…

Нагель прибыл в Эртелев переулок с идеей зимней гонки.

Второй раз принц Монако устраивал ралли на приз своего имени. Экипажам из девяти европейских стран предстояло покрыть свыше 3200 км, чтобы в январе 1912 года финишировать в Монте-Карло. Нагель намеренно предложил стартовать из Санкт-Петербурга. Во-первых, столица империи и, значит, хорошая реклама. Во-вторых, это самая дальняя точка, более 3200 километров от Монако. А за пройденное без опозданий расстояние судьи начисляли дополнительные очки.

Однако, чтобы одолеть заснеженные альпийские перевалы, требовался какой-то особенный автомобиль. 

Начали готовить «Руссо-Балт С24-30», шасси номер девять, третьей серии. Расточили цилиндры двигателя, облегчили шатуны и коленчатый вал. Наконец, рижский авиамоторный завод «Мотор» изготовил для него – едва ли не впервые в мире – алюминиевые поршни. Мощность мотора поднялась примерно до 58 л.с. На испытаниях автомобиль развивал скорость свыше 110 км/ч.

Для движения по снегу «Руссо-Балт» оснастили сдвоенными задними колесами, цепями противоскольжения и лыжами под передний мост. Установили более мощные ацетиленовые фары «Франкония». Кузов «Руссо-Балт» получил, как и положено спортивному автомобилю, двухместный. Увы, никто не позаботился, чтобы назвать автомобиль сообразно внесенным в него изменениям. Есть все основания считать этот «Руссо-Балт» очередной моделью завода, скажем, «Руссо-Балт С24-58».

…Андрей Нагель и сотрудник его журнала Вадим Михайлов выехали ранним утром 13 января 1912 года, еще затемно, в направлении Пскова. Мороз – -22 градуса. Уже под Лугой завьюжило. Почти 90 километров продирались сквозь снежные заносы на первой передаче. Кенигсберг, Берлин, Карлсруэ, Лион, Авиньон… В Альпах пригодились цепи.

23 января 1912 года «Руссо-Балт» Нагеля и Михайлова со стартовым номером «6» и капотом, укрытым российским триколором, финишировал в Монте-Карло первым из 78 заявленных экипажей. Энтузиасты находились в пути 196 часов 23 минуты. Притом, что, как уже говорилось, их «Руссо-Балт» мог развить скорость свыше 110 км/ч, средний показатель составил всего 16,8 км/ч.

Русские мотористы завоевали «Первый приз маршрутов», «Первый приз туризма» и в абсолютном зачете стали девятыми – это наивысшее достижение в истории отечественного автомобильного спорта.

За участие в этих состязаниях Андрею Платоновичу Нагелю был пожалован орден Святой Анны третьей степени. Первый в нашей стране случай, когда столь высокой награды удостоили спортсмена-автомобилиста.

Вообще, Нагель – личность загадочная. Достаточно сказать, что информация о нем помещена в справочник о российском масонстве.

В ноябре 1917-го – в Питере уже большевики – Нагель вошел в состав реквизиционной комиссии, отбиравшей личные автомобили для новой власти. Никакого сравнения с «автомобильной повинностью», введенной в начале Первой мировой войны! Тогда ловко извернулись те, кто представил машину с кузовом «лимузин» (в те годы кузовы были сменными) – лимузины признавались негодными для военных нужд.

Новое же правительство гребло всё под чистую.

Впрочем, «Руссо-Балт» Нагеля, вполне исправный, получил «освобождение» за былые заслуги.

Между прочим, шофер Шаляпина представил новенький «Кадилляк». На всякий случай без кузова. От великого певца исходило прошение сохранить ему авто. Просьбу удовлетворили, и уже на следующий день довольный Федор Иванович раскатывал по Петрограду уже в сияющем лакировкой шикарном кузове.

ДРУГИЕ ЛАЙФХАКИ:

Комментарии (0)