Блоги

ИСТОРИЯ РУССО-БАЛТА, САМОЕ НАЧАЛО

07.06.2019, 17:45 476 0 Александр Пикуленко

Представляете ли Вы автомобиль начала двадцатого столетия?

По всей вероятности, лишь в общих чертах.

Сразу вспоминается у Виктора Шкловского: «Я знаю его в радиатор». Шкловский – беллетрист, репортер, литературовед, -  знал толк в автомобилях.

Радиатор в те годы – главный элемент, по которому распознавали механический экипаж того или иного завода. Слова «компания» и тем более – «фирма» – в ту пору не использовали. Так вот, по радиатору, состоящему из сотен спаянных воедино латунных трубочек и потому больше похожему на пчелиные соты, наискосок бежала затейливая латунная вязь: «Мерцедес». Или: «Опель».

И, между прочим, иностранные фабриканты, торговавшие в России, нередко выполняли эту самую вязь кириллицей.

«Автомобильная лихорадка» к десятым годам прошлого века охватила не только обе столицы российской империи, но и уездные города. С подачи Государя Императора в обиход знати вошло чудное словечко «помоторить».

Настала пора Санкт-Петербургу удивиться новой надписи на радиаторе: «Русско-Балтийский».

Таковой автомобиль «Акционерного общества Русско-Балтийского вагонного завода» в Риге был построен в 1909 году

Наверное, в этот момент нашему собеседнику будет небезынтересны обстоятельства возникновения самого вагонного завода в Риге, хотя бы вкратце.

Извольте.

Завод был основан в 1869 году. Германо-бельгийская вагоностроительная фабрика «Ван дер Ципен унд Шарлье» посчитала, что выгоднее создать филиал в России, чем платить импортную пошлину за те пятьсот вагонов, заказ на которые она получила от российского Министерства путей сообщения.

«Ван дер Ципен унд Шарлье» – марка знатная. Фабрика построила первые вагоны для берлинского метро. Но это к слову.

В 1874 году филиал в Риге превратился в самостоятельное акционерное общество, а уже на рубеже веков представлял собой многопрофильный машиностроительный комбинат, производивший, наряду с подвижным составом, широкую номенклатуру изделий. Даже аэропланы.

Если вдруг однажды доведется оказаться в Риге, заставьте себя на часок вырваться из завораживающего плена средневекового города. Поймайте такси – и на улицу Валмиерас! Старожилы, – а рижане удивительно приветливы к тем, кто интересуется историей их города, – охотно покажут фасад «Русско-Балтийского вагонного завода» – предприятия, с которого началась история промышленного производства автомобилей в России.

Итак, 110 лет назад в Риге решили построить автомобиль…

Для этого, как повелось еще с петровских времен, наняли «немца». Точнее – швейцарца. Его звали Жюльен Поттера де Мейзери. Настоящий немец в нашей истории тоже появится, только несколько позже. А пока – месье Поттера. Хотя понятно, что такое решение, как начало автомобильного дела, не принимается в одночасье, и от одного человека не зависит. За этим решением стоял в первую очередь Михаил Владимирович Шидловский – председатель совета директоров «Русско-Балтийского вагонного завода».

Об этом человеке знаменитый авиаконструктор Игорь Сикорский (начинавший свой путь на том же «Русско-Балтийском вагонном заводе») отзывался так:

«Его слово было более надежной гарантией, чем контракты, составленные лучшими юристами».

Есть с кого брать пример промышленникам нашего времени.

Так вот, Шидловский поддерживал отношения с фабрикой «Фондю» из бельгийского города Вилворд. Бельгийцы поставляли в Ригу железнодорожное оборудование. Причем, с 1906 года и «Фондю» также выпускала автомобили. А уже знакомый вам Жюльен Поттера служил на этой фабрике главным автомобильным конструктором.

Перенесемся ненадолго в Брюссель. Посреди круговерти европейской столицы – островок покоя и умиротворенности, Парк дю Секантнэр. Шуршат по гравию велосипеды, воркуют голуби, шепчутся влюбленные парочки. В глубине парка – роскошные павильоны, творение Гидеона Бордьё, возведенные в 1880 году к выставке в честь 50-летия независимости Бельгии. Теперь здесь музеи. В северном крыле – военный, в южном – автомобильный, «Аутоуорлд». Когда-то Бельгия была страной с развитой автомобильной промышленностью. Под ажурными чугунными сводами в брюссельском «Аутоуорлде» глаза разбегаются – настолько богата коллекция образцов национальной индустрии. Здесь, например, представлены машины «Наган» – прославленная оружейная фирма, у которой мы приобрели лицензию на ее знаменитый револьвер, выпускала, оказывается, и автомобили тоже! Но наш путь лежит вглубь экспозиции, к уникальному автомобилю «Фондю ШаЭф 24-30» образца 1908 года. Поразительно, насколько он похож на первый «Русско-Балтийский», модели 24 – 30...

Некоторое эксперты склонны вообще считать их одинаковой конструкцией...

ДРУГИЕ ЛАЙФХАКИ:

Комментарии (0)