Блоги

ОТВЕРГНУТЫЙ ДИКТАТОРОМ

08.12.2020, 12:02 10479 0 Александр Пикуленко

Перед Великой отечественной в стране появилась машина, которую впервые в советской истории обозначили как автомобиль для частного пользования. Но стать таковой ей было не суждено.

На Осташковском шоссе близ станции Бойня, что тогда было далекой окраиной Москвы, в начале 30-х вырос автосборочный завод. Ему присвоили имя Коммунистического интернационала молодежи или сокращенно КИМ. Свою деятельность завод начал со сборки из американских  деталей  легковых машин Ford. 

Но в январе 1939 года Глававтопром (было такое подразделение в Наркомате Среднего машиностроения) принял решение перепрофилировать завод со сборки на производство малолитражных автомобилей. Поскольку предприятие уже было знакомо с фордовскими технологиями, то для производства предложили взять Ford Prefect, который выпускали на заводе в Германии. На его основе в НАТИ подготовили двигатель и шасси. А дизайном занялись на Горьковском автозаводе. Художнику Валентину Бродскому удалось здорово осовременнить устаревшую к тому моменту конструкцию. В итоге получившееся назвали КИМ-10.

Как и было положено в то время, три первых машины (сегодня их бы назвали прототипами) собрали к празднику Первомая. Причем, сделали их на заводе имени Сталина. Эти три автомобиля и поехали на показ в Кремль. Как вспоминал директор завода КИМ Алексей Кузнецов, показывали машины несколько раз. Но вначале их осматривали только члены Политбюро, и у них замечаний не было.

А на заводе в это время, торопясь монтировали и налаживали поступающее по частям оборудование. Три машины разобрали и снова и снова собирали их, гоняя по конвейеру. И в этот момент на завод заехал корреспондент газеты «Известия». Не ведая что творит, он поторопился дать восторженный репортаж о начале серийного производства КИМ-10, не согласовав статью ни с директором завода КИМ, ни с недавно назначенным Наркомом среднего машиностроения Иваном Лихачевым.

В итоге, Сталин, узнав об этом событии из газеты, сделал выговор Наркому и потребовал в полдень показать автомобиль в Кремле. Лихачев помчался на завод. Во дворе перед Главным корпусом началась суета. Выкатили один КИМ-10. Крутнули стартером – сорвало венчик с маховика. Лихачев люто матерился: «Всех посажу! Где другая машина?» Выкатили другой прототип. Он оказался полуразобранным. Схватили третий. Завели. Вроде все в порядке. Проехали сотню метров, и вдруг спускает колесо. Достают запаску, а она не накачена. Иван Алексеевич лично взялся за насос. Заводчане подавлено молчали. Всем было ясно, что время упущено и на смотр к вождю они безнадежно опоздали.

Через несколько дней директора КИМ Кузнецова сняли с работы, арестовали и посадили на 15 лет с формулировкой «за введение в заблуждение советской общественности». Лихачев тоже попал под раздачу. Его сняли с поста Наркома и вернули на ЗИС директором.

Позже Сталин машину все же увидел и остался недоволен. Поступило указание, переделать двухдверную машину в четырехдверную. Но на перенос сроков начала производства никто не пошел.

Сталина удалось уговорить, что уже идет из Америки оборудование и машинокомплекты. Все закупали у фирмы BADD. Это были кузовные штампы и пробная партия из шестисот машин. В СССР 42 предприятия должны были поставлять КИМу комплектующие. На ЗИС делали поковки, рессоры, рамы. ГАЗ обязали поставлять крупную штамповку и литье.

Ажиотаж вокруг нового автомобиля царил колоссальный. Его с нетерпением ждали. Ведь уже была определена цена, по которой его можно было купить, вполне доступные даже тогда 7 тысяч рублей.

В конце 40-го года начали собирать КИМ 10-50 с кузовом седан. Потом с некоторой опаской собрали небольшую партию КИМ 10-51 с открытым кузовом фаэтон. Все они  конечно были двухдверные. А за переделку машины под четыре двери в очередной раз взялся Горьковский автозавод. Не торопясь, сделали две машины. Судьба их сложилась по-разному. Один из образцов остался на заводе и погиб во время страшной бомбежки. А второму повезло, он побывал в Кремле, всю войну простоял в ангаре, а после войны его передали в Политехнический музей, где он и живет до сих пор.

В середине войны, когда ЗИС успешно работал на оборону, Лихачева вызвали в Кремль и наградили. Иван Алексеевич, у которого до назначения директором КИМ, работал начальником производства Кузнецов, заявил, что испытывает острую нехватку  хороших специалистов. Попросил помочь с кадрами и упомянул фамилию репрессированного директора. Вскоре Кузнецова самолетом доставили в Москву, и он проработал на ЗИСе много лет.

Так а что же все-таки представляла из себя первая советская малолитражка? Легкая, весом всего 800 килограмм, не очень большая, длина его была меньше 4 метров, и очень узкая, чуть больше полутора. Но вполне современная на вид. Фары утопили в крылья, подножки отсутствовали, а багажник открывался снаружи. Печку в автомобиль не поставили, но зато сделали электрообогрев лобового стекла – редкость по тем временам. Как особый шарм подавалось размещение приборов за рулевым колесом, ведь у большинства современников КИМ-10 они располагались посреди торпедо. Да и приборов было изобилие: спидометр, указатель уровня топлива, температура воды и даже амперметр. Все это подсвечивалось изнутри.

Передний диван с раздельными спинками можно было подогнать под седока, подвинув вперед или назад.  Капот у машины был аллигаторного типа, а гордый красный флажок на нем – это ручка, чтобы удобнее поднимать. Под ним вольготно расположился четырехцилиндровый мотор объемом 1200 кубиков мощностью 28 л.с. Для жизни в СССР его дефорсировали, потому что высокооктановый бензин Б-70 был в дефиците. Да и запускать такой было проще. Тем более, что крутить ручкой его приходилось постоянно. Уж очень слаб был шестивольтовый аккумулятор и маломощен стартер. Зато разгонялся автомобиль до 100 км в час.

Кузов намертво приваривали к раме, а передняя и задняя подвески были зависимыми на поперечных рессорах.  Тормоза были с механическим приводом, что было в то время конструкцией устаревшей.

После войны, когда решался вопрос о том, какой автомобиль производить в Москве, в Кремль на показ привезли с  подачи  начальника охраны Власика Opel Kadett, чуть более свежую Opel Olympia и многострадальный четырехдверный КИМ 10-52. Ничего не забывающий вождь всех народов остановил свой выбор на Opel Kadett. На переделанный КИМ он даже не взглянул.

ДРУГИЕ ЛАЙФХАКИ:

Комментарии (0)