Блоги

Спортивные «Победы»

19.05.2022, 16:33 2779 0 Александр Пикуленко

Горьковский автозавод с самого начала своей истории хотел проложить свой путь в советском автоспорте. Но обстоятельства всегда были против энтузиастов, взявшихся за это дело.

Одним из первопроходцев был инженер экспериментального отдела ГАЗа Евгений Агитов. В 1936 году он решил создать на основе новейшей советской машины М1 гоночную версию. Получив разрешение, он не знал, что ее постройка займет два года. Автомобиль был сделан на раме от «Эмки». Она была видна в контурах, выглядывающих из-под открытого двухместного заостренного сзади кузова с расставленными по углам колесами. Мотор форсировали до 60 л.с. А более легкие спицованные диски позаимствовали у предыдущей легковой модели завода ГАЗ А.

На этом автомобиле, получившем название ГЛ 1, испытатель Алексей Николаев разогнался в 1938 году до огромной скорости в 147 км в час. Так быстро в СССР еще не ездили.

А в 39-м году на Горьковском автозаводе появились первые, пока еще опытные, образцы нового рядного шестицилиндрового двигателя ГАЗ 11 мощностью 76 л.с. Один из этих моторов руководство экспериментального цеха выдало инженеру Агитову для установки в его гоночный автомобиль. Агитов, призвав на помощь энтузиастов-мотористов, здорово его модернизировал. Вместо чугунных поршней поставили алюминиевые, добавили еще один карбюратор, то есть на каждые три цилиндра был свой, и вывели напрямую шесть выхлопных патрубков. Мощность сразу выросла до 95 л.с. Поменяли и аэродинамику машины. Установили облицовку радиатора и капот от тогда еще экспериментальной «Эмки» второго поколения ГАЗ 11-73. Закрыли кабину водителя и механика фонарем, поставили колеса с обтекаемыми дисками.

В 1940 году тот же водитель-испытатель Николаев показал на этой машине, сохранившей название ГЛ 1, скорость в 161 км в час на дистанции один километр с хода. А потом началась война, и стало не до спортивных машин.

К этой теме на заводе вернулись с приходом на ГАЗ конструктора Алексея Смолина. Ранее он работал в КБ авиазавода. Смолин принес с собой технологический опыт Авиапрома и дух смелых экспериментов. В развитии спортивных проектов его поддерживал сам главный конструктор Горьковского автозавода Андрей Липгарт.

В 1950 году под руководством Смолина построили три супер «Победы» с пониженной крышей, заваренными задними дверями и облегченным внутренним содержание кузова. Один из этих автомобилей оснастили носовым и хвостовым обтекателями из алюминия. Победовские моторы расточили под два с половиной литра объема и подняли мощность до 70 л.с. Не так много для 50-х годов. Но по расчетам Смолина легкие аэродинамические машины должны были разгоняться до ста девяноста километров в час.

Так как в этот период основным видом гонок были линейные на большие дистанции и по прямой, эта конструкция себя вполне оправдала. Чемпионат страны 1950 года, который прошел на Минском шоссе под Москвой, все три машины выиграли.

Но Смолин остался недоволен их скоростными качествами. И к следующему сезону он оснастил двигатель «Победы» роторным объемным нагнетателем, подняв таким образом мощность до 105 л.с. К этому добавили и новую головку цилиндров с двумя свечами на каждый, чтобы улучшить сгорание смеси в очень вытянутой камере сгорания этого мотора.

К сезону 1951 года на заводе построили еще два автомобиля ГАЗ СГ 1. Один из них передали в НАМИ, где мотор оснастили головкой своей разработки с подвесными впускными и нижними выпускными клапанами. Правда дальнейшего распространения эта схема не получила. А еще в НАМИ мотор лишили нагнетателя и соответственно мощности. Осталась всего 91 л.с.

 Но гонщик института Алексей Амбросенков умудрился выиграть на этой машине первенство Москвы на дистанции в 300 километров.

ГАЗ ответил соответственно. Построенный Агитовым ГАЗ СГ 2 имел цельноалюминиевый несущий кузов и совсем не имел ничего общего с «Победой». Каркас из дюралевых профилей и обшивки из дюралевых панелей позволили облегчить машину на 200 кг.

В заездах на побитие рекорда скорости СССР на дистанции в 300 километров заводской гонщик Николай Сорокин промчался со средней скоростью 166 км в час. Два других участвующих здесь ГАЗ СГ 1 с дистанцией не справились.

Пока на заводе размышляли, как надо улучшать конструкцию, случились неприятности. Главного конструктора разжаловали в рядового инженера и сослали на Урал. Спортивную секцию закрыли.

Но остался Алексей Смолин, и когда стало чуть легче дышать, а случилось это в 1954 году, он начал строить вообще небывалый автомобиль ГАЗ СГ-3 с алюминиевым несущим кузовом и размещенным за сидением гонщика турбореактивным двигателем от истребителя МИГ 17.

Скорость СГ-3 должна была превысить 300 км в час. Конструктор рассматривал это, как первый шаг к созданию советского автомобиля для побития абсолютного рекорда скорости. А почему бы и нет?

В конструкторских душах забурлила оттепель. Испытания СГ-3 начали в конце 1954 года на аэродроме соседствующего с ГАЗом военного авиазавода. Его директор очень хотел все увидеть из окна своего кабинета и особенно почему-то цвет пламени в двигателе при замедлении турбореактивного автомобиля. Поэтому услужливые люди перенесли немного вешку, отмечавшую точку начала торможения.

В результате водитель-испытатель ГАЗа Михаил Метелёв (между прочим к тому времени двукратный чемпион СССР) врезался на СГ-3 в защитный песчаный барьер в конце полосы.

Машина была разбита, и реактивную программу быстро прикрыли. А ведь Смолин сделал свой рекордный автомобиль на шесть лет раньше американцев. Еще на этой машине он впервые в СССР поставил четырехточечные ремни безопасности. Именно им был обязан Мителёв, сломавший при аварии только мизинец на ноге.

Но автоспорт в Горьком умирать не собирался. И в 1956 году на Чемпионат СССР по кольцевым гонкам снова выехали ГАЗ СГ1. Конечно они были здорово переделаны. Трассы ведь стали короче и с большим количеством поворотов. Поэтому кузов усилили сварным трубчатым каркасом, срезали крышу, под капот поставили новый тогда мотор ГАЗ 21, форсированный до 85 л.с.

А Алексей Смолин уже нарисовал на ватмане новый гоночный автомобиль ГАЗ СГ4. Машина задумывалась потрясающая, и абсолютно опережающая свое время. У мотора был впрыск топлива, подвеска независимая пневматическая и, конечно, алюминиевый кузов.

Удалось построить четыре опытных образца, но руководство завода почему-то решило, что спортсменам лучше будет выступать на серийных машинах и в ралли.

Сейчас от этих машин не осталось ничего кроме фотографий. Их давно сдали в металлолом. Но несколько лет назад группа энтузиастов построила очень качественную реплику ГАЗ ГЛ 1, а следом появилась и прекрасно сделанная «Победа. Спорт».

ДРУГИЕ ЛАЙФХАКИ:

Комментарии (0)