Блоги

Путешествие по Казахстану на Renault Duster. Часть 1

22.06.2019, 20:29 1365 0 Олег Набровенков

Миллион – это много или мало? Смотря чего. Миллион человек – это очень много. Миллион денег – смотря у кого и на что. Миллион звезд – их явно больше. Миллион желаний – это чересчур. Миллион возможностей – это нереально. Миллион лет? Это очень много. 1 000 000. От РХ прошло всего 2000 лет. От появления более-менее развитых цивилизаций меньше 10 000 лет (если не брать в расчет альтернативные версии развития событий). Древний человек, не многим отличающийся от древних обезьян появился около 3 000 000 лет назад (правда, есть версии, увеличивающие этот срок в два с лишним раза).

Место, которое сегодня мы называем плато Устюрт, появилось на свет 20 000 000 лет назад. А до этого, в течение еще 400 000 000 лет, эта местность была дном мелководного моря. Миллионы лет в соленой воде этого моря рождались, плавали, ползали, поедали друг друга и умирали миллиарды различных существ, о существовании которых мы скорее всего никогда не узнаем, чьи панцири, ракушки и скелеты падали на дно, увеличивая слой отложений до сотен метров. В какой-то момент, при очередном «переезде» тектонических плит, морское дно поднялось из воды, превратившись в огромное, практически плоское плато, площадью около 200 000 км2, живописную территорию которого сегодня занимают наши бывшие республики – Казахстан, Туркмения и Узбекистан.

За прошедшие миллионы лет вода и ветер, две сильнейшие стихии, влияющие на формирование ландшафтов, грызли, сдували и размывали дно древнего моря, по большей части превратившегося в мягкий мел. 20 миллионов лет. Первые люди, появившиеся в этих краях в мезолите, всего лишь около 15 000 лет назад, увидели примерно тоже самое, что и 20 человек, появившихся на этом плато в начале мая 2019 года, на битком набитых вещами пыльных Дастерах.

Про то, что происходило до этого замечательного момента (Вполовине двенадцатого с северо-запада, со стороны деревни Чмаровки, в Старгород вошел молодой человек лет двадцати восьми.) я, возможно, расскажу позже. Должен заметить, что в Казахстан я попал совершенно случайно. Как-то так получилось, что Коля Лебедев поймал меня практически на слове, а так я в Казахстан не только никогда не собирался, но даже и не планировал. Я с любопытством смотрел на страны, окружающие эту территорию со всех сторон, но сам Казахстан всегда игнорировал, он был для меня белым пятном на карте. Даже не белым, а невидимым. Тем более что следующая страна (которой и оказался Казахстан), была у меня юбилейной, 60-й, и мне хотелось, что бы это было нечто экзотичное – какая-нибудь Буркина-Фасо, или Папуа Новая Гвинея, или, на худой конец, Фиджи. Но ей оказался Казахстан. В связи с тем, что я туда никогда не хотел и не собирался, я не особо парился перед поездкой – все эти скорпионы, палатки, отсутствие туалетов и прочее меня совершенно не волновало, было скорее интересно, чем это все закончится. Признаться честно, я тщательнее изучил матчасть по местным птичкам (которых оказалось совсем немного), чем по достопримечательностям (которых, как раз, было с избытком). По всем остальным вопросам я инертно отдался нашим организаторам – типа, что будет то и будет.

Однако вернемся на Устюрт. Пропахав по пыльным колеям энное количество километров (которых к концу маршрута набралось ни много ни мало, а целых 5000!) мы остановились в первом интересном месте – солончаке Тузбаир. Вернее, не на самом солончаке, который белел метрах в двухстах внизу, а на обрывистой меловой скале, огромной неровной подковой ограничивающей солончак с этой стороны. Две машины поехали левее, смотреть место для лагеря, да и вообще проверить, где красивее, а мы подошли к обрыву, и, как бы это сказать, чтобы не забанили… Офигели? Ну, пусть будет так. От увиденного хотелось просто орать от восторга, чем мы, в общем-то и занимались. Небо было затянуто облаками, да и вообще уже вечерело, поэтому мы, попытавшись заснять неснимаемое (это гораздо труднее, чем впихнуть невпихуемое), загрузились в наши Дастеры, и поехали вслед двум машинам, уехавшим на левую часть подковы, под слоистую разноцветную гору. Тут был наш первый палаточный ночлег.

В дальнейшем оказалось, что это был вполне обычный для Мангышлака ландшафт – ты едешь, едешь, едешь, часами едешь по совершенно ровной степи, и вдруг перед тобой вырастает гора. Или наоборот – степь внезапно заканчивается, и ее продолжение лежит в паре-тройке сотен метров ниже.

Не могу сказать, что я очень часто ночевал в палатке. Могу сказать, что я вообще практически не ночевал в палатке. Но ночевать в палатке, которая стоит на чистом рыхлом мелу, разбавленном жиденькими кустиками жестких пустынных растений – это было точно в первый раз. И, как оказалось, не в последний. Наша группа довольно успешно справилась с установкой палаток (многие делали это впервые), и вообще с обустройством лагеря. Процесс приготовления пищи с непривычки занял время – то не хотели зажигаться газовые плитки, то их задувал неслабый ветер, то не находились какие-то продукты, то терялись КЛМ…

Спасал продвинутый Егор – у него была хитрая приблуда, которая кипятила горячую воду быстро и независимо от ветра. Так что возможность глотнуть горячего чаю у нас была. Скоро все проблемы были побеждены, мы отужинали, и расползлись по палаткам.

Знаете, одно из немногого, от чего я не получил удовольствия в этой экспедиции – это от ночевок в палатках. Романтика-романтикой, но спать в спальнике мне было неудобно, да и на земле тоже. И не потому, что я привык к лакшери-отдыху, в чем глубоко (и глубоко несправедливо) убежден Слава Волков, (на самом деле к тому, на чем и где  мне периодически приходится спать в поездках, вышеупомянутый Слава даже близко бы не подошел), а… ну просто неудобно. Я виню два фактора – рост и возраст… ))) И еще практически хронически болящую спину, особенно после долгих поездок на машине. Ну да ладно, не так страшен черт, как его малютка… ))

Утром большинство из нас сорвались на рассвет. Ночевка в палатке, как оказалось, для меня имеет свои плюсы, ибо встать рано это не проблема, а скорее облегчение. ))) Мы похватали фотоаппараты, штативы, и рассосались по окрестностям в поисках лучших точек для съемок этого извечного действа. Солнце поднималось из-за горы, освещая лежащий внизу солончак сотнями цветов и оттенков, а меловая гора напротив была позолочена, как лепнина на потолке в каком-нибудь царском дворце. Побродив по окрестным холмам и встретив новый день, мы собрались в лагере на завтрак. На 9 часов был назначен отъезд. Но тут опять случился форс-мажор. Алексей Бармин, запуская свой новый дрон, неудачно уронил или посадил его куда-то на склон горы ближе к солончаку. Дрон обиделся, и перестал реагировать на пульт. Поиски сверху успехом не увенчались, поэтому Коля с Лешей завели нашу апельсинку, и поехали вниз, к солончаку, обещая вернуться через полчаса-час. С какой-то явно тайной целью прихватив с собой Катю Кошару.

Ага, полчаса. Ближе к полудню стало ясно, что никаким часом там и не пахло, только чтобы спуститься к солончаку, пришлось проехать километров тридцать. Наблюдая внизу нашу апельсинку размером с божью коровку и трех муравьев рядом с ней, стало понятно, что уедем мы не скоро. Тем более что снизу дрон тоже не было видно. В результате, по рации, было принято решение – мы загружаемся в Дастеры и едем в сторону Шеркалы, а оттуда в Айракты (Долину Замков), а ребята до упора ищут дрон, а потом до упора ищут нас. Итого, приехав в Тузбаир на четырех Дастерах, уезжали мы оттуда на трех. Вам тоже пришел в голову стишок про 10 маленьких афроамериканцев? )))

Вообще, у нас еще планировалось посещение Долины Шаров, но в связи с потерянным в Астрахани временем, мы исключили их из нашей программы. И подозреваю, что сделали совершенно правильно, вокруг Шеркалы, которую мы успешно нашли, их было с избытком – больших и маленьких, целых и расколотых, круглых и не очень. Очень интересные образования, как бы они не образовались. Ну а Шеркала…

Огромная круглая (с той стороны, с которой мы подъехали) гора, напоминающая юрту. Посреди степи. Откуда, как, почему? Откуда взялась, как образовалась, почему одна? Но это были лишние вопросы, Шеркала была восхитительна! Поснимав ее сначала издалека, мы подъехали ближе, где устроили фотосессию и перекус на ее фоне. В этом нам помимо Мамоли очень помогал раскладной кузов Хайлюкса, который вместе с Лешей Барминым, его женой Леной и водителем Юрой присоединился к нам в Бейнеу, и который, помимо целого кузова разного полезного и не очень груза, возил нашу еду и все остальное кухонное оборудование. На его откидном борту было довольно удобно устраивать такие перекусы. Во всяком случае, если не обращать внимания на то, что все было покрыто качественной казахской пылью. 

Размявшись около горы-юрты, мы поворотили колеса наших Дастеров в сторону Долины Замков, до которой было не сказать, что далеко. Если знаешь куда ехать. Долго ли, коротко ли, но мы, под чутким руководством Вибаса, въехали в искомую долину. Зрелище было насколько глобальным, настолько и уникальным. На ровной серо-зеленой поверхности тут и там были разбросаны горы различных размеров, цветов и очертаний. С плоскими вершинами и острыми пиками, белые и коричневые, вытянутые и компактные. Все те же вопросы – откуда, как и почему…

Колеся между горами-замками, мы искали место, где можно было бы разбить лагерь. Собственно, разбить его можно было где угодно, хотелось найти какое-нибудь красивое место. Встреченные нами пикникующие в тени одной из гор аборигены направили нас в нужную сторону, сказав, что самое красивое место там. Наверное, так и оказалось. Долина, где мы остановились, была со всех сторон окаймлена разномастными горами, трава плавно поднималась вверх, где уже начиналась голая порода, и путь в долину был только один – через относительно узкий проход между двумя отрогами гор. Плюс ко всему, в одном месте, на зеленой траве, на фоне белой изрезанной горы, пасся табунок лошадей. Картинка была не то, что маслом, а прямо-таки акрилом! Щелканьем фотоаппаратов мы разогнали непривыкших к такому вниманию лошадок, и на большой поляне остановились – здесь будет лагерь заложен!

Вибас, разгрузив багажник, поехал обратно искать ребят, а мы занялись кто чем – кто ставил палатки, кто сел пить припасенное теплое пиво, а я пошел разведывать фотогеничные места, пока еще не стемнело. Вскоре такое место было найдено – изрезанный гребень между двумя горами, с одной стороны которого открывался вид на всю нашу долину, а с другой стороны – на казахские просторы с длинной цепью плоских гор на горизонте, откуда утром должно было подняться солнце.

Гребень был из крошащейся спрессованной породы, в которой было много небольших каменных шаров, выступающих из осыпающихся склонов – было ощущение, что по крепости велся обстрел из пушек каменными ядрами. Тут же я нашел сердцевину такого шара – размером с половинку апельсина и свежим разломом. В ее середине была белая порода размером с шарик от пинг-понга, и никакой ракушки, трилобита или чего-либо еще, там не наблюдалось. Положив камень в карман, я пошел обратно в лагерь, уже темнело, и надо было успеть поставить палатку.

Позже, уже по темноте, мы по рации услышали переговоры Вити с Колей – все благополучно нашлись, и уже подъезжали к месту нашего ночлега. Вот и славно, мы снова были в сборе!

 

ДРУГИЕ ЛАЙФХАКИ:

Комментарии (0)